Взыскание задолженности по договору цессии

Взыскание задолженности

В правоприменительной практике часто возникают случаи, когда первоначальный кредитор (участник сделки) передает свое право другому лицу, которое приобретает право обратиться с требованиями за защитой прав бывшего участника сделки уже от своего имени.

Совсем недавно закончилось дело по рассмотрению подобного спора, судебное разбирательство длилось с марта 2012 года по апрель 2013 года. Спор рассматривал Арбитражный суд Свердловской области (дело №А60-13385/2012).

Казалось бы, простой спор: взыскание задолженности и пени по договору поставки при наличии подписанных товарных накладных, в связи с чем судебный процесс длился более года?

Все осложнилось наличием договора уступки прав требования (цессии), по которому первоначальный кредитор (Цедент) уступил свое право требования к должнику иному лицу (Цессионарию).

Расскажем более детально о существе спора по данному делу. В марте 2012 года ООО «,Меридиан», обратилось к ООО «,УАИ», с иском о взыскании задолженности по договору поставки, заключенному между ООО «,УАИ», и ООО «,Фруттория»,. ООО «,Фруттория», уступило свое право требования по договору уступки прав требования (Цессии) ООО «,Меридиан»,, который и обратился с иском. В материалы дела был представлен договор Цессии, подтверждающий переход прав от ООО «,Фруттория», к ООО «,Меридиан»,. У представителей ООО «,УАИ»,, принимавших участие в судебных заседаниях, возникли сомнения по поводу действительности договора цессии, в связи с чем, представителями ООО «,УАИ», подано встречное исковое заявление о признании договора Цессии недействительной сделкой, заявлено ходатайство об истребовании информации из различных государственных органов и коммерческих структур о предоставлении документов, содержащих образцы подписей лиц, подписавших договор уступки прав требования. Также представителями ООО «,УАИ», заявлено ходатайство о проведении судебной почерковедческой экспертизы с целью выяснения вопроса о принадлежности подписей, имеющихся в договоре цессии, лицам, от имени которых выполнены подписи. Арбитражный суд, несмотря на возражения представителя ООО «,Меридиан», и представления нотариально удостоверенных объяснений лиц, подписавших договор, относительно того, что именно ими лично подписан оспариваемый договор, удовлетворил ходатайство представителей ООО «,УАИ», и назначил судебную почерковедческую экспертизу. Как следует из заключения эксперта № 1/402 э-12 от 26.10.2012 года, подпись от имени Кадеминой Е. Е. (руководитель ООО «,Фруттория»,), в договоре от 27.02.2012 года и подпись в нотариально оформленном заявлении от 18.10.2012 года выполнены разными лицами.

Обстоятельством, подлежащим доказыванию по требованию о взыскании долга на основании договора цессии, явилось обстоятельно действительности договора Цессии.

Таким образом, Арбитражный суд правомерно отказал ООО «,Меридиан», в удовлетворении исковых требований и удовлетворил встречный иск ООО «,УАИ», о признании договора уступки прав требования недействительным.

Арбитражный суд в своем решении указал следующее: «,Как следует из заключения эксперта № 1/402 э-12 от 26.10.2012 года, подпись от имени Кадеминой Е.Е., в договоре от 27.02.2012 года и подпись в нотариально оформленном заявлении от 18.10.2012 года выполнены разными лицами. Поскольку последняя подпись удостоверена нотариусом, а вывод эксперта не носит вероятностный характер, суд полагает, что договор уступки права требования от 27.02.2012 года подписан не Кадеминой Е.Е., а другим, неустановленным лицом. По смыслу пункта 2 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.05.98 № 9 «,О некоторых вопросах применения статьи 174 Гражданского кодекса Российской Федерации при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок», при совершении сделки от имени юридического лица лицом, которое не имело на это полномочий в силу закона, статья 174 Кодекса не применяется. В указанных случаях следует руководствоваться статьей 168 Кодекса, при этом пункт 1 статьи 183 Гражданского кодекса Российской Федерации применяться не может. Поскольку договор уступки права требования признается недействительным, то есть не порождающим правовых последствий для участников данной сделки, суд полагает, что истец не приобрел права требования по договору поставки № 1 от 01.04.2009 года и является ненадлежащим истцом по данному делу»,.

Суд апелляционной инстанции согласился с позицией Арбитражного суда Свердловской области и указал в своем постановлении следующее: «,Как следует из заключения эксперта № 1/402 э-12 от 26.10.2012 года, подпись от имени ликвидатора ООО «,Фруттория», Кадеминой Е.Е., в договоре от 27.02.2012 года и подпись в нотариально оформленном заявлении от 18.10.2012 года выполнены разными лицами. Таким образом, договор уступки права требования от 27.02.2012 г. подписан не Кадеминой Е.Е., а другим лицом. Данное лицо не установлено. В этом случае нельзя сделать вывод о том, что спорная сделка заключена. Одобрить сделку, не имевшую места в действительности, не возможно.Поскольку договор уступки права требования признается недействительным, то есть не порождающим правовых последствий для участников данной сделки, суд апелляционной инстанции полагает, что истец не приобрел права требования по договору поставки № 1 от 01.04.2009 и является ненадлежащим истцом по данному делу»,.

Рассмотрение данного дела в Арбитражном суде достаточно очевидно показало общую картину по спорам между субъектами предпринимательской деятельности по вопросам урегулирования взаимных задолженностей. В процессе производства по делу ООО «,Фруттория», было ликвидировано, в материалы дела истребованы решения участников, промежуточный и ликвидационный балансы, договоры.

Во-первых, при проверке подписей участников и руководителей в документах было установлено, что документы от одного юридического лица вместо руководителя были подписаны различными лицами. Сам руководитель не подписал практически ни единого документа.

Самое неприглядное то, что документы, подписи на которых выполняются в присутствии нотариуса, также выполнены от одного лица различными лицами, причем, что характерно, что выполнялись они в разное время, но при одном нотариусе.

Таким образом, предприниматели с целью исключения организации из Единого реестра юридических лиц в нарушение законов, уступают право на истребование долга в пользу подконтрольных организаций, свою же задолженность скрывают ликвидацией. При осуществлении процедур ликвидации игнорируются требования законов в части удостоверения ликвидационных документов, договоры в процессе хозяйственной деятельности также «,подмахиваются», неустановленными лицами вместо руководителей. Органы нотариата заверяют документы, по-видимому, без фактического присутствия лиц, подпись которых должна быть удостоверена.

Во-вторых, в ходе рассмотрения дела установлены нарушения порядка ликвидации, а именно в нарушение требования о публичной продаже имущества при недостаточности активов юридического лица, находящегося в процедуре ликвидации, имущество в виде активов (права требования) отчуждается без какого либо встречного предоставления и, тем более, без проведения торгов.

Более подробную информацию можно получить, ознакомившись с судебными актами по делу №А60-13385/2012.

Постановление 17-го Арбитражного апелляционного суда.

*Предлагаемые к заключению договоры или финансовые инструменты являются высокорискованными и могут привести к потере внесенных денежных средств в полном объеме. До совершения сделок следует ознакомиться с рисками, с которыми они связаны.

Ссылка на основную публикацию