Статья ук рф людоедство

Казнить нельзя помиловать

Акция по сбору подписей за запрет абортов показала, что многие люди отказываются поставить свою подпись. Среди аргументов в этом случае приводятся обычно следующие: «,ситуации бывают разные»,, «,это посеет озлобление в обществе»,, «,увеличится количество подпольных абортов, что приведет к увеличению женской смертности»,, «,это вопрос личной нравственности, и не нужно впутывать сюда государство», и т.д. и т.п. Такого рода рассуждения показывают, что многие люди по большому счету не представляют, о чем, собственно, идет речь.

Нам трудно признаться себе в этом, но это является суровой действительностью и привычным кошмаром нашей жизни: мы живем в стране детоубийц и людоедов. И самое страшное, что мы не просто живем в стране этих чудовищ, но сами и есть ужасные детоубийцы и людоеды. Большая часть причастна к названным грехам непосредственно –, сейчас или когда-то, в прошлом или в будущем. Но в любом случае мы становимся соучастниками массовых убийств через систему обязательного медицинского страхования. Мало того, материалы плаценты и тел абортированных младенцев используются в косметологии, фармакологии, медицине и даже в пищевой промышленности [1] .

Получается, что мы убиваем собственных детей, а их останки пожираем в виде пищи и лекарств, наносим на тело в составе кремов и мазей, вводим в организм в прививках и препаратах, чистим ими зубы. Образ мифологического Кроноса, поглощающего собственных детей, бледнеет на нашем фоне. И если кто-то говорит, что аборт –, это личное дело каждого, то можно предположить, что человек просто не в состоянии адекватно оценить ситуацию.

Периодически наше общество ужасается очередной распространившейся по средствам массовой информации и холодящей душу историей о том, как мать избавилась от новорожденного ребенка, выбросив его в туалет, мусоропровод или просто на помойку. Общественность дружно и искренне негодует и солидаризируется с законом, отправляющим убийцу-мать за решетку. Но если убийство этого же младенца было бы совершено немного раньше, во мраке и под покровом материнской утробы, то у большинства тех же самых людей оно не вызвало бы ни сожаления о судьбе младенца, ни осуждения матери, решившейся на детоубийство.

Наши врачи гордятся тем, что современная медицина достигает всё больших успехов в случаях преждевременных родов: «,В России выхаживают младенцев с экстремально низким весом!», У нас даже есть теперь и специальный праздник: Международный день недоношенных детей –, 17 ноября. «,В России в год появляются на свет 110 тысяч новорожденных с экстремально низкой массой тела. Об этом сообщили в Министерстве здравоохранения. Благодаря современным методам стало реальностью то, что считалось медицинской фантастикой. И теперь врачи выхаживают младенцев, у которых раньше шансов не было», [2] .

Оптимизм подобного рода статей должен быть скорректирован тем фактом, что те же врачи лишают жизни недоношенных младенцев, у которых эти шансы всегда были. Только официально ежегодно в нашей стране в результате абортов убивается порядка 1 миллиона детей. Если сюда прибавить аборты, совершённые нелегально или в частных клиниках, и аборты на ранних сроках, сделанные с помощью абортивных контрацептивов, то это число увеличится в несколько раз.

Ежегодно мы выхаживаем 100 тысяч недоношенных детей –, и в материнской утробе убиваем миллионы таких же

Таким образом, у нас сложилась бредовая ситуация. Ежегодно мы выхаживаем 100 тысяч недоношенных детей и убиваем миллионы таких же недоношенных. В чем же причина, в чем их отличие? Лишь в одном. Первые –, это желанные дети, а вторые –, нежеланные, несвоевременные и неуместные. По этой причине одни объявляются людьми, а другие –, биомассой. Такая простая и удобная для многих схема.

К примеру, самый маленький недоношенный ребенок, которому удалось сохранить жизнь, был реанимирован немецкими врачами в 2009 году и весил на момент рождения 275 грамм. Он был выписан из больницы через 6 месяцев после рождения с весом 3,7 кг. Никто не станет спорить, что он –, человек, и можно подтвердить этот факт документально. Но что происходит в случае отказа матери родить ребенка на этом же сроке? Ребенок объявляется биомассой и погибает в результате официальной медицинской операции. Как сказал Господь: «,И оправдана премудрость чадами ее», (Мф. 11: 19).

Почему это происходит? Основная причина в том, что это преступление разрешено законом. Мать, убившая (даже сделавшая попытку) своего новорожденного ребенка, объявляется уголовной преступницей. И та же самая мать, убившая своего ребенка немногим раньше, поощряется со стороны государства, которое в последнем случае не только само совершает детоубийство, но и делает это бесплатно.

Попробуем мысленно расширить ситуацию и представить, что государство разрешило убивать детей, допустим, до года. Или хотя бы до месяца. Кто-то усмехнется, уверенный в невозможности подобного закона. А зря. Вспомним историю. Царь Ирод приказал убить младенцев целого района Иудеи в возрасте до двух лет. Египетский фараон времен пророка Моисея повелел убивать всех новорожденных еврейских младенцев мужского пола.

Отношение к аборту, как и к любому убийству, –, это не только личное дело каждого, но и дело общенародное

Кто-то скажет, что это древность, почти мифология. Хорошо, обратимся к современной Европе: «,В октябре прошлого года западные СМИ сообщили, что правительство Нидерландов готовит законопроект, разрешающий совершать эвтаназию в отношении тех, кто желает уйти из жизни не по медицинским показаниям –, просто устал от нее и хочет умереть. Предположительно, документ будет разработан к концу 2017 года после консультаций с экспертным сообществом», [3] .

То есть то, чем до сих пор занимались клубы самоубийц, преследуемые властями как преступники, в Голландии берет на себя государство. И кто может гарантировать, что следующим шагом европейской гуманности не станет легализация убийств новорожденных детей? Для начала –, по медицинским показаниям, а в дальнейшем –, по желанию родителей. Где-то это уже было, не так ли? Различие лишь в том, что бывшее в отношении других наций каждый народ теперь начинает применять к себе.

Надеемся, что сказанного достаточно, чтобы убедиться: отношение к аборту, как и к любому убийству, –, это не только личное дело каждого, но и дело общенародное. И если мы не попытаемся победить это зло (для начала надо хотя бы вывести аборт из перечня бесплатных медицинских услуг, оказываемых по полису ОМС), то у нас есть реальная опасность оказаться повинными перед Богом в соучастии в детоубийстве. И даже если мы не сможем избавиться от этого зла в глобальных масштабах, то подпись за запрет абортов останется хотя бы свидетельством нашего сопротивления узаконенному убийству беззащитных младенцев.

*Предлагаемые к заключению договоры или финансовые инструменты являются высокорискованными и могут привести к потере внесенных денежных средств в полном объеме. До совершения сделок следует ознакомиться с рисками, с которыми они связаны.

Ссылка на основную публикацию