Статья 145 старый ук

Юридическая сила договора

В соответствии со ст. 1 Протокола N 1 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права. Под уважением собственности понимается, в частности, соблюдение запрета на любое противоправное отчуждение. Иными словами, для приобретения части имущества или права на него, которое нам не принадлежит, а также права на пользование услугами третьих лиц, которые мы будем также толковать в силу наличия стоимостного эквивалента как имущество, необходимо наличие основания, либо прямо указанного в законе, либо просто не противоречащего ему. Одним из таких оснований является договор, имеющий законную силу. Именно об источниках юридической силы договора и пойдет речь в нашей статье.

С целью установления источников юридической силы договора вообще мы рассмотрим российское законодательство о гражданском и трудовом договоре на предмет схожих норм и выделим те требования, с соблюдением которых сам закон связывает наделение договора юридической силой, т.е. предоставления сторонам прав и возложения обязанностей. Также в нашем исследовании мы обратимся к общепризнанным принципам и аксиомам, известным цивилистам еще со времен кодекса Юстиниана, ставшим основами договорного права во многих государствах.

С учетом норм статей 1, 8, 15, 309, 393 и 420 ГК РФ, а также статей 2, 24, 56, 352 ТК РФ дадим определение договора через термин соглашение и рассмотрим его непосредственные составляющие.

Добровольное соглашение субъектов о принятии сбалансированного объема определенных прав и обязанностей, за виновное неисполнение или ненадлежащее исполнение которых предусмотрена ответственность, мы и будем рассматривать как договор.

На наш взгляд, дефиниция вполне удачная, поскольку содержит ряд фундаментальных требований, предъявляемых к любому соглашению вне зависимости от его содержания.

Под данное определение подпадает как гражданский, так и трудовой договор, одинаково являющиеся основаниями возникновения прав и обязанностей (ст. 8 ГК РФ, ст. 56 ТК РФ).

В дефиницию намеренно не включены ни требования о государственной регистрации, ни количество участников отношений, ни форма, учитывая, что далеко не каждое соглашение подлежит процедуре регистрации, а требование к форме зависит от предмета соглашения и/или суммы, указанной в нем.

Добровольность соглашения

Статьи 1, 421 ГК РФ, а также ст. 5, 21, 56 ТК РФ декларируют принцип свободы договора, предполагающий права на свободное заключение, изменение и расторжение договора с различной степенью детализации порядка их реализации. Изъятие из данного принципа допустимо лишь в целях охраны прав и законных интересов третьих лиц. Законом может быть предусмотрена обязанность лица заключить договор. Последнее одинаково относится и к трудовому договору, так как, например, ч. 5 ст. 73 УК РФ предусматривает право суда возложить на осужденного обязанность трудоустроиться либо не менять место работы.

Из психологии известно, что волевая активность индивида определяется адекватностью реакции на окружающие обстоятельства. Следовательно, волеизъявление стороны определяется двумя факторами — информационным, который мы определим как достоверность информации об окружающей действительности, на основании которой индивид принимает решение, и медицинским — способностью индивида адекватно реагировать на получаемую информацию и принимать решения. Отсутствие достоверных сведений о реальности, равно как и нарушение нервной деятельности, приводящей к неадекватности индивида, являются неблагоприятными факторами, приводящими к ошибкам при принятии решений о заключении договора, изменении его условий. При наличии умысла со стороны контрагента в создании таких факторов есть основания для признания договора недействительным.

Принцип предполагает отсутствие таких пороков воли стороны, с которыми закон связывает признание договора незаключенным с момента заключения. Такие пороки возникают вследствие обмана, принуждения, угрозы, изменений восприятия реальности одной из договаривающихся сторон по причине психического расстройства, малолетства, иным причинам (анестезия, шок и проч.). Стороны добровольно возлагают на себя те права и обязанности, о которых договариваются.

Предметность соглашения

Целевая направленность соглашения связана непосредственно с его предметом, в силу ст. 432 ГК выступающим одним из существенных условий. Под существенными понимаются такие условия, с достижением согласия относительно которых закон связывает признание договора заключенным. При отсутствии в письменном соглашении указания на предмет соглашение не может быть признано заключенным. Существенными признаются также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение (абз. 2 п. 1 ст. 432 ГК РФ). Таким образом, прежде всего по поводу предмета соглашения и объекта должно быть достигнуто соглашение между сторонами.

Действующий Трудовой кодекс понятия существенных условий договора, как и самого термина, не содержит, однако в соответствии со ст. 57 ТК для возникновения трудовых отношений достаточно лишь фактического допуска к работе. Статья 74 ТК указывает, что по инициативе работодателя могут меняться все условия договора, кроме трудовой функции, которая при системном толковании статей 15, 56, 57, 72, 74 ТК и оказывается предметом трудового договора.

Заключая гражданский договор, стороны самостоятельно определяют, какие действия им разрешено и/или следует производить с объектом договора, являющимся непосредственной частью предмета договора, чтобы достигались цели, установленные каждой из сторон. При заключении трудового договора работник и работодатель предусматривают набор конкретных обязанностей, связанных с предоставленной работой по должности. Учитывая, что универсального определения объекта трудовых отношений нет, осмелимся предположить, что объектом трудового договора может быть признана предоставленная по должности работа.

Соответствие требованиям закона

Соответствие требованиям закона выражается в соблюдении требований императивных норм, действующих на момент заключения соглашения, в отношении предмета, содержания прав и обязанностей, субъектного состава, формы, наличия регистрации соглашения в компетентных органах.

По смыслу ст. 169, 422 ГК РФ недопустимым является установление предметом договора запрещенного законом действия, действия с объектом, запрещенные или ограниченные законом.

Требования к субъекту устанавливаются на основании закона и связываются с наличием разрешения на какую-либо деятельность. Например, в силу ст. 938 ГК страховщиком может быть только юридическое лицо, имеющее лицензию на вид страхования. Законодательство о государственной гражданской службе (ст. 12 ФЗ О государственной гражданской службе в Российской Федерации от 27.07.2004, в ред. от 18.07.2009) связывает заключение контракта с гражданином России с соответствием требованиям к стажу работы, отсутствием судимости и иными ограничениями (ч. 1 ст. 16 Закона).

С субъектным составом также связаны возможные ограничения по перемене лиц в обязательстве. Как правило, ограничения касаются тех отношений, в которых обязательство тесно связано с одной из сторон, т.е. правопреемство недопустимо. Это правило нашло отражение в ст. 383 ГК. В гражданском договоре правопреемство недопустимо в случае договоров на создание результатов интеллектуальной деятельности, в которых выбывшей стороной является исполнитель. Таковы же обязательства по трудовому договору, которые в соответствии со ст. 56 ТК работник обязан исполнять свои обязанности лично.

Большое количество договоров подлежит регистрации в компетентном органе. К таким относят договоры, объекты которых — недвижимость, права на результаты интеллектуальной деятельности, связанные с секретной информацией, и прочие.

В иных случаях соответствие договора закону связывается с формой договора (ст. 161, 434 ГК), трудовой договор заключается только в письменной форме (ст. 57 ТК).

Любое соглашение подчинено правопорядку государства, который установлен самим государством либо выбран сторонами при наличии свободы такого выбора, если в договоре имеется элемент, подчиненный иному правопорядку. Но в любом случае положения соглашения не могут противоречить императивным нормам применимого законодательства. В противном случае имеет место основание для признания их не имеющими силу. Права и обязанности могут быть прямо не предусмотрены законодательно, главное, чтобы они не противоречили ему. Например, страхование противоправных интересов недопустимо (п. 1 ст. 928 ГК РФ). Обнаружение отсутствия интереса собственника в сохранении имущества влечет признание договора страхования незаключенным (п. 2 ст. 930 ГК РФ).

Права должны быть действительными. В соответствии со ст. 390 ГК РФ старый кредитор в гражданском правоотношении отвечает за действительность передаваемого права перед новым. Невозможно передать по договору прав больше, чем имеет договаривающаяся сторона. В трудовых отношениях действительность прав связывается с правосубъектностью работодателя как субъекта экономической деятельности, его экономической нишей, создающими объективную необходимость выполнения определенной работы, которая по договору должна быть предоставлена работнику. Согласно данному принципу, законность непременно включает в себя соответствие условий договора императивным нормам закона не только в содержательном смысле, но и в формальном (словесном), так как определения, содержащиеся в договоре, не могут иметь меньший объем, чем он содержится в тех же определениях, используемых законом.

Правовая определенность и формальная закрепленность

Предполагается активное действие субъекта отношений, выражающееся в даче ясно выраженного согласия на взаимодействие с другим субъектом с целью получения задуманного результата. Такое согласие формулируется в документе (гражданский договор, трудовой договор) либо дается в словесной форме.

Таким образом, принцип определенности предполагает прежде всего выбор такой формулировки прав и обязанностей, которая бы исключила неоднозначное толкование положений договора, прежде всего предмета договора. Двусмысленность толкования приводит к невозможности определить объем требования и его правовое обоснование.

Положения договора, содержащие указания на предмет договора, права и обязанности сторон, должны быть достаточно ясно выраженными, чтобы предъявитель требования об исполнении мог доказательно утверждать о его наличии, что одинаково важно для сторон как гражданского, так и трудового договора.

Статья 309 ГК РФ и статья 21 ТК РФ устанавливают, что обязательства должны исполняться надлежащим образом, добросовестно. Однако если обязанности и указаны в договоре с достаточной ясностью, то алгоритм их выполнения, с которым и связывается надлежащее исполнение договора, указан не всегда. Он может содержаться в обязательном учебном материале, успешное освоение которого связывается с присвоением лицу квалификации по полученной специальности. Например, этой обязанности в потребительских отношениях с медицинской организацией противостоит право на компетентную (подразумеваем — квалифицированную) медицинскую помощь, обучение оказанию которой является предметом обучения в специализированных образовательных учреждениях. Кроме того, существует множество технических регламентов и инструкций государственных органов или органов саморегулируемых организаций, не требующих включения в текст соглашения, но не допускающих отклонения под угрозой ответственности.

В рамках трудовых отношениях большая роль принадлежит локальным актам работодателя: если нормативно-правовой акт или подзаконный акт не содержит полностью или в части порядок исполнения взятых обязательств, то работодатель в пределах своей компетенции принимает локальные акты, заполняющие эти пробелы. Вместе с тем, на наш взгляд, неследование локальным актам не может быть признано нарушением обязанностей, если результат такого нарушения не влечет ухудшение результата деятельности, на который рассчитывала другая сторона.

Предоставление правовой защиты

Нарушение имеющихся прав, ненадлежащее выполнение или невыполнение принятых на себя обязанностей влекут наложение наказания, предусмотренного в законе и/или договоре, если законом предусмотрена возможность установления договорной ответственности. Это касается любого соглашения. Лицо, право которого нарушено, имеет право защищать его любым не запрещенным законом способом: самозащита, обращение в органы исполнительной власти, в суд в установленные законом сроки. Право на эффективную защиту своего права содержится в Конституции России (ст. 45, 46), в ст. 13 ранее упомянутой Конвенции. Статьи 10, 11, 12 ГК предоставляют права защиты путем возмещения убытков в виде денежной компенсации, исполнения предусмотренного обязательства, возмещения расходов. Статья 352 ТК называет кроме судебной защиты обращение в органы государственной инспекции по труду, комиссию по разрешению трудовых споров. Основным критерием самозащиты выступает адекватность способа защиты нарушению и законности защищаемого интереса, так как незаконные интересы защите не подлежат, а злоупотребление правом не допускается.

Правовая защита действует в равной степени и на кредитора (заказчика, работодателя), и на исполнителя (работника): недопустимо возложение ответственности за нарушение условий договора без вины, если сам закон не допускает этого. В оговоренных законом случаях действует презумпция виновности исполняющей стороны (ст. 401 ГК). Сторона соглашения признается виновной, если не докажет, что нарушение обязательства стало причиной форс-мажорных, т.е. непредвиденных и неотвратимых, обстоятельств. Указанные обстоятельства не вытекают из обстановки, не являются следствием действий ни одной из сторон и не могут быть предотвращены волевым усилием вследствие либо объективного отсутствия средств (в частности, недостижение наукой необходимого уровня знаний), либо объективного превышения требований обстановки над возможностями стороны.

При этом необходимо помнить, что возложенные на другую сторону требования к исполнению должны быть реально исполнимыми. По правилам ст. 416 ГК в случае предъявления требований, исполнить которые не представляется возможным, ответственности за нарушение не наступает. С другой стороны, исполняющая сторона может быть обязана информировать заказывающую сторону обо всех обстоятельствах, которые могут служить препятствием к исполнению обязательства, не только по запросу заказывающей стороны, но и в случаях, когда это оговорено сторонами, по своей инициативе, если ей известно, что такие обстоятельства могут повлечь такую невозможность. В частности, нормы ст. 716 ГК предусматривают обязанности подрядчика сообщать сведения об обстоятельствах, которые могут повлиять на выполнение работ. Заказывающая сторона, извещенная о таких обстоятельствах надлежащим образом, настаивающая на исполнении, несет риск, связанный с неисполнением соглашения.

В трудовом отношении вина толкуется в классическом смысле как психическое отношение субъекта к деянию и, по сути, является признаком состава дисциплинарного проступка. Вина приобретает форму умысла или неосторожности, которая учитывается при наложении взыскания. Презумпции вины при рассмотрении дисциплинарного проступка не предусматривается. В Дигестах Юстиниана высказывалось мнение, что формой вины является неопытность, т.е. отсутствие необходимого опыта для исполнения обязанностей по договору. Однако оговаривалось, что работник является виновным в том случае, если принял на себя обязанности, заявив о себе как о профессионале. Когда исполняющий обязательство выбран без учета либо проверки его квалификации, ответственность за результат в большинстве случае несет его нанимающий. Эти же соображения применялись и к гражданским спорам о найме. Несоответствие работника занимаемой должности или выполняемой работе вследствие недостаточной квалификации (та же неопытность), подтвержденной результатами аттестации, дает право работодателю расторгнуть трудовой договор на основании ст. 81 ТК.

Считаем уместным подчеркнуть, что субъект предпринимательской деятельности, выступая в качестве работодателя, несет ответственность за организацию системы труда подчиненных, которая позволяла бы добросовестно исполнять обязательства перед контрагентами и клиентами. Зачастую же бремя организации переносится на самих работников, что вряд ли оправданно, так как организация труда сама по себе является предметом профессиональных знаний. В ТК РФ абсолютное право работника на надлежащую организацию системы труда очерчено в ст. 15 ТК весьма пунктирно, а ответственность работодателя за нарушение этого права и вовсе отсутствует.

Соблюдение баланса прав и обязанностей

Договорное право исходит из принципа равенства сторон (ст. 1 ГК, ст. 2 ТК).

Но соблюдение баланса в распределении прав и обязанностей продиктовано как требованиями права, так и простым экономическим расчетом. У каждого из участников соглашения имеются свои экономические интересы (делающие их автономными друг от друга на любой стадии договорных отношений), которые возможно удовлетворить путем составления документа, на основании которого возникает обязанность обмена имущественными или неимущественными благами, что и является их конечной целью. В зависимости от предмета соглашения объем и содержание прав и обязанностей меняются. Говоря о балансе, мы имеем в виду не столько количественное соотношение, сколько качественное. С другой стороны, соглашение, по которому у одной из сторон есть только права, а у другой — только обязанности, признается ничтожным.

Баланс интересов в трудовом правоотношении выражается в равноценном обмене специфического товара — рабочей силы на справедливое вознаграждение, размер которого устанавливается сторонами, а также на иные гарантии и компенсации, вытекающие из социальной природы труда, его общественной и личной значимости для работника.

В свете судебной практики любое немотивированное изменение баланса прав и обязанностей должно рассматриваться как дискриминационное, т.е. незаконное, влекущее признание договора или его части недействительной. Практика Федеральной антимонопольной службы РФ и окружных арбитражных судов знает подобные случаи. Практики отмены трудовых договоров в части или полностью не существует по причине малой изученности вопроса.

Брак как разновидность соглашения

Рассмотрим теперь возможность применения наших заключений к семейным отношениям, что является важным аспектом правоприменения в свете ст. 4, 5 СК РФ.

Теоретически ранее сформулированное определение может быть приложено и к семейным отношениям, так как брак представляет собой добровольный союз мужчины и женщины, существующий на основе равноправия, направленный на создание семьи, пользующийся правовой защитой со стороны государства.

Предметом семейных отношений выступает совместная деятельность супругов по ведению домашнего хозяйства, воспитанию детей, иная деятельность, вытекающая из семейных отношений. Объектом отношений представляется возможным указать такие отношения, которые супруги сами определяют как семью, так как понятия семьи Кодекс не дает. Подчеркнем, что обязательства, возникающие из заключенного брака, несут специфику, выделяющую их в особый вид: брак аналогичен скорее договору о совместной деятельности, а не обычному двустороннему договору со встречным исполнением, коими являются договоры гражданский и трудовой.

Ключевым для нас является термин союз, через который Семейный кодекс определил брак. Союз предполагает взаимозависимость и взаимообязывание его участников, наличие единой совместной цели, которой считается создание семьи.

Брак заключается в устной форме и имеет форму словесного ясно выраженного согласия на вступление в семейные отношения. При буквальном толковании норм СК становится ясно, что заключение брака не тождественно его регистрации, которая регламентирована специальным законодательством. Кроме того, брак регистрируется как акт гражданского состояния, а не как обычная гражданская сделка.

Вместе с тем законность брака связывается с субъектным составом (ст. 12, 13, 14 СК РФ), государственной регистрацией (п. 2 ст. 1 СК РФ). По смыслу п. 1 ст. 27 СК фиктивный брак, т.е. брак, заключенный не с целью создания семьи, также следует считать незаконным.

Права и обязанности, вытекающие из зарегистрированного брака, оговорены непосредственно в Семейном кодексе без привязки к конкретному союзу. Формулировки прав и обязанностей носят лишь обобщенный характер, конкретные обязанности заранее не определены, что дает известную свободу в выборе способа исполнения: заключение договоров в пользу третьего лица, исполнение своими силами. Основным критерием является, по всей видимости, соответствие характера отношений между супругами, родителями и детьми, иными членами семьи требованиям, обычно предъявляемым со стороны общества, государства.

Что касается вины в нарушении обязательств, вытекающих из семейных отношений, то ее понятие и содержание в СК РФ вообще не раскрыты, хотя в СК подробно описаны процедуры удержания алиментов как санкции за нарушение семейных обязанностей.

Однако, изучая практику судебных инстанций, можно прийти к выводу о преобладающей форме вины — неосторожность в виде небрежности, выражающейся в том, что супруги при исполнении своих обязанностей нарушают нормальное функционирование их союза вследствие ошибок, невнимательности, а равно вследствие отсутствия у сторон или одной из них знаний, целенаправленных действий по получению таких знаний, которыми они должны располагать в силу их общеизвестности или общедоступности.

Вместе с тем к семейным обязанностям относят не только обязанности супругов друг перед другом, но и родительские обязанности, которые, как показывает современная реальность, совершаются также по легкомыслию: родители не прилагают усилий к воспитанию детей, надеясь на их самостоятельное позитивное физическое, психическое и нравственное развитие, либо, без всяких на то оснований считая себя достаточно квалифицированными в вопросах воспитания, надеются на свои знания, оказывающиеся недостаточными для надлежащего исполнения родительского долга.

Семейное законодательство имеет механизмы защиты прав супругов, их детей: обращение в государственные органы — органы загса (ст. 19 СК), органы по опеке и попечительству (ст. 145 СК), расторжение договора в судебном порядке (ст. 21 СК), взыскание алиментов (ст. 80, 89 СК). Передача в приемную семью (глава 21 СК), осуществляющую функции по воспитанию, была бы в чем-то схожа с формой ответственности за нарушение обязательств, предусмотренной ст. 307 ГК (исполнение обязательства за счет должника), если бы ст. 16 ФЗ Об опеке и попечительстве буквально позволяла взыскивать расходы, связанные с воспитанием детей в приемной семье, с недобросовестных родителей.

Семейное законодательство также исходит из равенства супругов в семье, равной ответственности в воспитании детей, заботы об иных нетрудоспособных членах семьи, разрешения внутрисемейных вопросов по взаимному согласию, взаимообязанности по материальной поддержке друг друга. В случаях, когда один супруг берет на себя обязанности по материальному обеспечению семьи, на другого супруга возлагаются обязательства в сфере воспитания, заботы о нуждающихся в ней членах семьи, что впоследствии влияет, например, на распределение наследственной массы, сохранение социальных гарантий.

Таким образом, мы находим возможным рассмотрение брака как особой формы соглашения, к которой применимы общие правила об обязательствах вообще и договорах в частности в большем объеме, чем это принято считать, не умаляя при этом специфику предмета регулирования — наличие гигантской социальной значимости союза.

Итак, рассматривая договорные правоотношения с функциональной точки зрения, мы обнаружили единые для договоров основы их юридической силы, необходимой для достижения поставленной цели — приобретения имущества третьих лиц или прав на него. Определив договор как добровольное соглашение субъектов о принятии сбалансированного объема определенных прав и обязанностей, за виновное неисполнение или ненадлежащее исполнение которых предусмотрена ответственность, мы охватили такие основы гражданского и трудового договора, которые в дальнейшем позволили бы законодателю по возможности гармонизировать регулирование этих отношений с учетом имеющихся различий в социальной нагрузке каждого из них.

Данное определение позволяет также рассмотреть отношения, вытекающие из брака, как аналогичные договорным, а следовательно, установлена возможность более широкого применения к ним аналогии закона в части установления вины, расширения правовой основы для защиты прав и т.д.

Тем не менее обнаруженное единство источников юридической силы не устраняет тех особенностей каждого вида отношений, которые дают полное основание для выделения их в качестве самостоятельного объекта правового регулирования.

*Предлагаемые к заключению договоры или финансовые инструменты являются высокорискованными и могут привести к потере внесенных денежных средств в полном объеме. До совершения сделок следует ознакомиться с рисками, с которыми они связаны.

Ссылка на основную публикацию