Социальная дифференциация

Социальная дифференциация,

Современные концепции социальной стратификации.

Определенные различия в общественном положении людей имели место и на ранних этапах развития человеческого сообщества, но в основе этого лежала не социальная, аестественная (природная) дифференциация–естественные физико-генетические и демографические различия между людьми. Общественное положение человека определялось полом, возрастом, наличием определенных физических и личностных качеств.

Однако решающими моментами, определяющими собственно структуру социума, являются факторы, связанные не с естественными физико-генетическими и демографическими различиями между людьми, а с явлениями социальной дифференциации.

Социальная дифференциация – продукт более высокого уровня развития цивилизации. Это сложный феномен порожден уже не естественными (природными), а социальными факторами жизни и, прежде всего, объективной потребностью общества в разделении труда.

Дифференциация видов деятельности проявляется в форме социальных различий между группами людей по характеру их трудовой деятельности и функций, а следовательно, по стилю жизни, интересам и потребностям.

Социальную дифференциацию часто обозначают понятием «горизонтальная дифференциация». Параметры, которыми описывается горизонтальная дифференциация, называются «номинальные параметры», в отличие от «ранговых параметров», используемых для характеристики людей в иерархическом плане. Иерархия (от греческого hierarchia – буквально священная власть) – форма построения сложных социальных систем на основе подчинения и субординации, когда социальные группы находятся как бы «выше» или «ниже» на социальной лестнице.

Номинальные различия устанавливаются в обществе в процессе естественно-природных различий между людьми и как элемент общественного разделения труда. На основании этих различий между людьми в обществе нельзя определить, кто из них занимает более «высокое», а кто более «низкое» место в социальной структуре (пример: нельзя поставить мужчину выше женщины только потому, что он мужчина, так же как и людей разных национальностей).

Горизонтальная дифференциация не может дать целостную картину социального структурирования общества. В полном объеме социальную структуру общества можно описать лишь в двух плоскостях – горизонтальной и вертикальной.

Вертикальное структурирование возникает вследствие неодинакового распределения между людьми результатов общественного разделения труда. Там, где структурная дифференциация групп принимает иерархический характер, определяемый на основе ранговых параметров, говорят о социальной стратификации.

Исходя из изложенных замечаний можно сказать, что социальная стратификация означает такую форму дифференциации общества, которая принимает форму социальной иерархии – вертикальной дифференциации населения на неравные по своему общественному положению группы и слои. Это иерархически организованная структура социального неравенства.

Американский социолог П. Блау разработал систему параметров, которые описывают положение индивида в обществе в вертикальной и горизонтальной плоскостях.

Номинальные параметры: пол, раса, этническая принадлежность, вероисповедание, место жительства, область деятельности, политическая ориентация, язык.

Ранговые параметры: образование, доход, богатство, престиж, власть, происхождение, возраст, административная должность, интеллект.

С помощью номинальных параметров исследуются рядоположенные позиции индивидов, на основе ранговых описывается иерархическая или статусная структура.

На современном этапе исследований в области социальной стратификации возник ряд новых парадигм. Целые десятилетия после Второй мировой войны главной концептуальной моделью западной социологии служили классовая теория К. Маркса и ее модификации. Это было обусловлено существованием ряда обществ, построивших свою организацию на основе марксистских идей. Провал социалистического эксперимента в мировом масштабе обусловил утрату популярности неомарксизма в социологии и массовый поворот исследователей к другим идеям, например к теориям М. Фуко и Н. Лумана.

У Н. Лумана само понятие социального неравенства рассматривается как результат устаревшей дискурсивной модели социологического мышления. По его мнению, социальные различия в современном западном обществе не уменьшаются, а возрастают, и нет оснований рассчитывать на то, что когда-либо неравенство будет ликвидировано. Негативный смысл понятия неравенства проистекает из оценочно-дискурсивной природы концепции социальной стратификации. Согласно Н. Луману, следует сменить парадигму и рассматривать общество не как стратифицированное, а как дифференцированное, т. е. использовать понятие функциональной дифференциации вместо понятия стратификации. Дифференциация – ценностно-нейтральное понятие, означающее только, что в обществе присутствуют внутренние членения, границы, которые оно само продуцирует и поддерживает.

Кроме того, классовая концепция стратификации стала подвергаться все большей критике из-за выхода на первый план других аспектов неравенства – тендерных, расовых, этнических. Марксистская теория рассматривала все эти аспекты как производные от классового неравенства, утверждая, что с его ликвидацией они исчезнут сами собой. Однако, к примеру, феминисты показали, что социальное неравенство полов существовало задолго до возникновения классов и сохранялось в советском обществе. Социологи, исследующие эти аспекты неравенства, утверждают, что их нельзя свести к классам: они существуют как автономные формы социальных отношений.

Признание того факта, что разные виды социального неравенства невозможно объяснить с помощью единой монистической теории, ведет к осознанию сложности реального феномена неравенства и утверждению новой парадигмы в социологии – парадигмы постмодерна.

Американский социолог Л. Уорнер предложил свою гипотезу социальной стратификации. В качестве определяющих признаков группы он выделил четыре параметра: доход, престиж профессии, образование, этническую принадлежность. На основе этих признаков правящую элиту он подразделил на шесть групп: высшую, высшую промежуточную, средне-высшую, средне-промежуточную, промежуточно-высшую, про-межуточно-промежуточную.

Другой же американский социолог Б. Барбер провел стратификацию по шести показателям: 1) престиж, профессия, власть и могущество, 2) уровень дохода, 3) уровень образования, 4) степень религиозности, 5) положение родственников, 6) этническая принадлежность.

Французский социолог А. Турен считает, что все эти критерии уже устарели и предлагает определять группы по доступу к информации. Господствующее положение, по его мнению, занимают те люди, которые имеют доступ к наибольшему количеству информации.

Социология постмодернав отличие от прежних концепций утверждает, что социальная реальность сложна и плюралистична. Она рассматривает общество как множество отдельных социальных групп, имеющих собственные жизненные стили, свою культуру и модели поведения, а новые общественные движения – как реальное отражение происходящих в этих группах изменений. Кроме того, она предполагает, что любая единая теория социального неравенства скорее представляет собой разновидность современного мифа, нечто вроде «великого повествования», нежели реальное описание сложной и многоплановой социальной реальности, которая не подлежит причинно-следственному объяснению. Поэтому в ее контексте социальный анализ принимает более скромную форму, воздерживаясь от слишком широких обобщений и направляясь на конкретные фрагменты социальной реальности. Концептуальные конструкции, построенные на применении наиболее общих категорий, таких, как «классы» или «пол», уступают место понятиям типа «различие», «дивергенция» и «фрагментация». Например, представители постструктурализма Д. ХаруэйиД. Райли полагают, что использование категории «женщины» свидетельствует об упрощенном бинарном понимании тендерной стратификации и вуалирует ее реальную сложность. Отметим, что понятие фрагментации не является новым. Признание того факта, что классы имеют внутренние деления, восходит к эпохе К. Маркса и М. Вебера. Однако в настоящее время интерес к изучению природы фрагментации усилился, так как выяснилось, что она принимает разнообразные формы. Выделяют четыре типа фрагментации:

1) внутреннюю фрагментацию – внутриклассовые деления,

2) внешнюю фрагментацию, вырастающую из взаимодействия различных динамик различения, например, когда тендерная практика мужчин и женщин различается в зависимости от их возраста, этнической принадлежности и класса,

3) фрагментацию, вырастающую из процессов социальных изменений, например, вызываемую феминизацией современных трудовых отношений, когда возникает поляризация между молодыми женщинами, имеющими образование и перспективы карьеры, и пожилыми с менее высокой квалификацией, которые такой перспективы не имеют и занимаются по-прежнему низкооплачиваемым простым трудом,

4) фрагментацию, которая влечет за собой рост индивидуализма, вырывающего человека из привычной групповой и семейной среды, побуждающего его к большей мобильности и резкому изменению жизненного стиля по сравнению с его родителями.

Фрагментация предполагает взаимодействие между различными измерениями неравенства. Многие индивиды существуют как бы на пересечении социальных динамик – классовой, тендерной, этнической, возрастной, региональной и др. При этом говорят о многопозиционности таких индивидов, что открывает простор для множества способов социальной идентификации. Именно поэтому, утверждает Ф. Бредли, невозможно разработать такую абстрактную всеобщую теорию неравенства.

Еще одна интересная концепция, связанная с феноменом фрагментации, построена на понятии «гибридность». Под гибридностьюздесь понимается промежуточное состояние между различными социальными локусами. Чтобы понять, что это такое, обратимся к примеру, который приводит Д. Харуэй. Социальный гибрид – это своего рода киборг, лишенный гендерных различий в силу того, что представляет собой полумеханизм-полуорганизм. Понятие социальной гибридности может быть весьма плодотворным при исследовании классов. Оно как бы бросает вызов традиции классового анализа, состоящей в том, чтобы прочно закреплять индивидов в социальных структурах. В действительности в современном обществе лишь единицы ощущают свою абсолютную идентификацию с каким-то конкретным классом. Изменения в экономике, рост безработицы и расширение системы массового образования привели к высокой степени социальной мобильности. Люди сплошь и рядом меняют свою классовую локализацию и заканчивают жизнь, принадлежа не тому классу, к которому относились от рождения. Все подобные ситуации могут рассматриваться как проявления социальной гибридности.

*Предлагаемые к заключению договоры или финансовые инструменты являются высокорискованными и могут привести к потере внесенных денежных средств в полном объеме. До совершения сделок следует ознакомиться с рисками, с которыми они связаны.

Ссылка на основную публикацию