МЕЖДУНАРОДНАЯ ТОРГОВЛЯ

МЕЖДУНАРОДНАЯ ТОРГОВЛЯ

МЕЖДУНАРОДНАЯ ТОРГОВЛЯ, обмен товарами и услугами между людьми и фирмами разных стран. На протяжении нескольких тысячелетий, со времени зарождения цивилизаций, вывоз товаров в зарубежные страны в обмен на иноземные товары являлся неотъемлемой чертой мирового хозяйства. В 19 в. стремительный рост производства и развитие средств транспорта и связи привели к огромному расширению сферы внешней торговли и увеличению ее объема. Тем не менее на протяжении большей части 20 в. действовала тенденция к снижению доли пересекающих границы товаров и услуг в совокупном мировом объеме производства.

Меркантилизм.

Первые попытки проанализировать международную торговлю были предприняты в 16 и 17 вв. меркантилистами, которые полагали, что совокупное мировое предложение «факторов производства» – земли (включая сырье), труда и капитала – более или менее постоянно. Из этого предположения делался вывод, что интересы отдельных государств, регионов и городов диаметрально противоположны, поскольку выгоды для одного из них означают убытки для другого. В связи с этим каждой стране рекомендовалось накапливать факторы производства, особенно золото и серебро. Меркантилисты были убеждены, что запас драгоценных металлов в стране воплощает в себе ее действительное богатство, поэтому они полагали, что надлежащим образом организованная внешняя торговля существует исключительно для увеличения этого запаса.

Классическая школа.

К середине 18 в., однако, население, объем поставок сырья и материалов, совокупный инвестиционный капитал и объем производства резко возросли. А значит, главная предпосылка, из которой исходили меркантилисты, оказалась неверной. Экономисты перестали рассматривать интересы различных стран как несовместимые, а также пришли к мнению, что действительное богатство наций определяется не столько запасами золота и серебра, сколько способностью производить товары и услуги. Многие экономисты (а позднее и многие государственные деятели) пришли к выводу, что, если каждая страна займется производством исключительно тех товаров, которые может изготавливать с наименьшими издержками, у всех стран окажется «абсолютное преимущество», поскольку больше товаров будет производиться с меньшими затратами. Направления международных товарных потоков, подобно направлениям движения товаров на внутренних рынках, должны определяться ценами, так как каждый покупатель стремится делать покупки на самом дешевом рынке внутри страны или за ее пределами. Величайшим и самым влиятельным выразителем таких взглядов стал Адам Смит, британский экономист, опубликовавший в 1776 знаменитое Исследование о природе и причинах богатства народов.

Однако возникает вопрос: почему одна страна может производить какой-либо конкретный товар с меньшими затратами, чем другая? В 1817 наиболее видный последователь Смита Давид Рикардо опубликовал работу Начала политической экономии и налогового обложения, в которой попытался дать ответ на этот вопрос. Рикардо (вслед за Смитом) предположил, что в конечном счете стоимость продукта определяется (с многочисленными оговорками) количеством воплощенного в нем человеческого труда. Например, изделие, произведенное за 10 часов, должно быть (в среднем) в два раза дороже изделия, изготовленного за 5 часов. Производительность труда в одних странах выше, чем в других. Там, где она выше, товары оказываются дешевле, чем в местах, где труд используется менее производительно. Кроме того, почти повсеместно труд в одних отраслях является более производительным, чем в других. Рикардо (в его «теореме сравнительных издержек») утверждал, что каждая страна способна максимизировать выгоды от международной торговли, если она специализируется на экспорте товаров, которые производит с наибольшей эффективностью, и импортирует товары, производство которых для нее оказывается неэффективным.

Постклассические теории.

Теория Рикардо принимает во внимание только предложение товаров производящими странами, «эффективный спрос», т.е. спрос, подкрепленный деньгами, или покупательной способностью, оставлен за рамками анализа. Кроме того, эта теория построена лишь на одном факторе производства – труде. Эффективный спрос был включен в анализ международной торговли позднее, в 19 в., Джоном Стюартом Миллем и Альфредом Маршаллом. Очевидно, что обмен товарами между странами не может происходить, если импортирующие страны не нуждаются в импорте. Не менее очевидно и то, что международный товарообмен невозможен, если страны-экспортеры не заинтересованы в импорте. Страна должна оплачивать свой импорт деньгами, заработанными ею на экспорте продукции собственного производства, иначе ее резервы драгоценных металлов и иностранной валюты быстро истощатся. Таким образом, приобретение той или иной страной импортных товаров помогает другим странам покупать экспортную продукцию этой страны.

После Первой мировой войны два шведских экономиста, Эли Хекшер и Бертиль Олин, предложили свою теорию, которая расширила понимание международной торговли благодаря включению в анализ двух факторов производства – труда и капитала. В данной теории под капиталом понимаются деньги, инвестированные в здания, сооружения, машины и оборудование. В различных производственных процессах соотношение между этими затратами и затратами на рабочую силу значительно варьирует. Производственные процессы, в которых доля средств производства по сравнению с долей живого труда относительно велика, называются капиталоемкими. Вполне естественно, что процессы производства в разных странах отличаются по капиталоемкости. Хекшер и Олин предположили, что страны, в которых используется относительно больше капитала, нежели живого труда (например, США), обладают сравнительным преимуществом в производстве и экспорте капиталоемкой продукции. Однако в 1953 американский экономист русского происхождения Василий Леонтьев показал, что экспортируемая из США продукция (в отличие от американского производства в целом) является менее капиталоемкой по сравнению с ввозимыми в США товарами (т.н. «парадокс Леонтьева»).

Массовое производство.

Так или иначе, капиталоемкое производство обычно означает массовое производство, которое может существовать лишь при наличии достаточно устойчивого эффективного спроса на производимые в большом количестве товары. Стаффан Линднер утверждал, что страны экспортируют именно те товары, внутренние (национальные) рынки которых обладают большой емкостью. Такие рынки гарантируют производителю достаточно большие объемы продаж, делающие механизацию производства экономически выгодной, экспорт же, который не отличается высокой стабильностью, такой гарантии, как правило, не дает. В современном производстве доля расходов на научные исследования и разработки весьма значительна, так что целесообразно распространять эти расходы на большее число единиц продукции. Экономия, достигаемая в результате массового производства, получила название «экономии на масштабах».

Развитые и развивающиеся экономики.

Экономия на масштабах обычно достигается в тех странах, которые впервые начали изготавливать данный продукт, накопили самый большой опыт в его производстве и сформировали для него наиболее емкий рынок. А значит, в разных странах экономия на масштабах реализуется в производстве различных товаров, и этот факт отчасти помогает объяснить специализацию национальных хозяйств развитых стран. Поскольку такие страны, как правило, производят товары с наименьшими издержками, доля торговли между ними в совокупном объеме мировой торговли очень высока.

Напротив, экспорт из развивающихся стран в промышленно развитые состоит преимущественно из первичных продуктов – сырья, топлива, тропических фруктов и напитков. Страны-экспортеры этого типа могут самостоятельно потреблять лишь небольшую часть собственных первичных продуктов, их международную торговлю вообще нередко называют «избавлением от излишков».

Выгоды от торговли.

Все теории торговли исходят из предположения, что направления международных товарных потоков определяются ценами, так как каждый покупатель стремится получить нужные ему товары с наименьшими затратами. Хотя теория цен в действительности дает лишь неполное объяснение реального механизма международной торговли, ее вполне достаточно для понимания «выгод от торговли».

Ключевым здесь является понятие эффективности распределения ресурсов. На национальных рынках цены, устанавливаемые различными производителями, под влиянием конкуренции имеют тенденцию к выравниванию, ни один из продавцов не может значительно поднять цену по сравнению с другими, не потеряв при этом покупателей. Производителям приходится увеличивать свою прибыль за счет снижения издержек производства, т.е. более эффективного использования ресурсов. У самого эффективного производителя должны быть наименьшие издержки, самые низкие цены и, как следствие, наибольший объем продаж и наибольший доход. Таким образом, конкуренция способствует эффективности распределения ресурсов путем перераспределения факторов производства в пользу эффективных производителей, у которых больше денег на покрытие затрат и которые побеждают неэффективных производителей в борьбе за факторы производства.

Выгоды от международной торговли проистекают из расширения сферы эффективного распределения ресурсов за границы отдельных государств. Страны мира стремятся продавать национальную продукцию за рубежом и покупать товары в других странах по той же самой причине, по которой отдельные люди что-то продают и что-то покупают вместо того, чтобы пытаться производить все необходимое самостоятельно. Сапожник мог бы сам производить продукты питания и шить одежду, однако ему легко подсчитать, что, изготавливая только обувь и обменивая ее на другие товары, также сделанные мастерами своего дела, он в конечном счете получит больше пищи и одежды, чем если бы производил все сам.

В основе выгоды от внешней торговли лежит тот же принцип: существует разница между гипотетическими издержками производства данного товара внутри страны и фактическими издержками производства товаров, экспортируемых в счет его оплаты. Например, в одной из стран тонна сахара может быть произведена с затратами в 50 долл. Если бы эта тонна поступила из-за рубежа, ее пришлось бы оплачивать соответствующим количеством своих товаров. Предположим, что издержки производства этих товаров составляют 30 долл. Тогда выгода от торговли на тонне сахара достигнет 20 долл.

Условия торговли.

Однако такой прямой расчет выгоды от торговли, как правило, невозможен. Страна зачастую зависит от импорта товара, который в ней вообще не производится или производится в очень малых количествах, так что никто не знает, во что обойдется национальное производство этого товара в необходимых количествах. Кроме того, существуют товары, которые страна вообще не может производить. Тем не менее анализ условий торговли позволяет определить некоторые показатели выгодности внешней торговли. Наиболее известным из подобных показателей являются «условия торговли по цене единицы товара», которые сопоставляют изменения в цене единиц экспортируемых товаров с изменениями в цене единиц импортируемых товаров. Вместе с тем страна способна снизить цену единицы экспортируемого товара, продать его в большем количестве и, в результате, импортировать больше товаров. Следовательно, лучшим показателем выгодности торговли является изменение совокупного объема импорта, который может быть оплачен совокупным объемом экспорта страны, или «условия торговли по доходу».

Ограниченность ценовой теории.

Практика показывает, что цены далеко не полностью определяют потоки товаров и услуг. На едином рынке, где товары и услуги беспрепятственно перемещаются из одного места в другое, конкуренция выравнивает цены, и преимущество получают наиболее эффективные производители. Однако международные рынки далеко не так интегрированы, как национальные. Один из факторов производства – труд (или рабочая сила) – вообще характеризуется низкой мобильностью, за исключением особых обстоятельств, сходные ограничения действуют, хотя и в меньшей степени, и в отношении капитала и сырья. Готовая продукция гораздо более подвижна, однако и она не может абсолютно беспрепятственно перемещаться из страны в страну. Ограничения мобильности отчасти связаны с внеэкономическими факторами, однако не менее важная причина заключается в том, что доля международных транспортных расходов в конечной цене товара обычно выше по сравнению с расходами на транспортировку внутри страны. Таким образом, даже если производство какого-либо товара в данной стране более рентабельно, чем в других странах, это преимущество может исчезнуть в результате высоких транспортных расходов.

Технология.

Даже на совершенном рынке покупатели предпочитают самые дешевые товары, произведенные на желаемом технологическом уровне и соответствующего качества, а не просто наиболее дешевые товары. Поэтому очень трудно найти покупателя на коробку со льдом, хотя она и дешевле холодильника, кроме того, одни холодильники работают лучше других. В некоторых случаях страна может монополизировать навыки и знания, необходимые для производства определенного вида товара, в других случаях страна пользуется репутацией лучшего по сравнению с конкурентами производителя отдельного товара. Вместе с тем одной стране редко удается в течение длительного времени сохранять монополию на технологии, гораздо более типична ситуация, когда технологии постепенно распространяются по миру, оказывая тем самым влияние на направление потоков торговли.

Торговый и платежный балансы.

Системы цен всех участвующих в международной торговле стран связаны между собой из-за необходимости оплачивать расходы за рубежом за счет доходов, полученных там же. Для большинства стран это означает, что импорт оплачивается за счет средств, поступающих от экспорта. В результате многостороннего характера торговли, т.е. торговли одной страны со многими другими странами, подобное равновесие между экспортом и импортом требуется поддерживать не для отдельных пар стран, а между каждой страной и всем остальным миром.

Доходы страны от экспорта и ее расходы на оплату импорта отражаются в торговом балансе. Когда доходы превышают расходы, говорят, что торговый баланс имеет активное сальдо, напротив, если расходы превышают доходы, наблюдается дефицит торгового баланса. В балансе показываются также поступления от реализованных за рубежом услуг и платежи за полученные там услуги, например, расчеты за транспорт или страхование, переводы денежных средств, являющиеся доходом от зарубежных инвестиций. Некоторые страны, например Великобритания, обычно расходуют на закупки импортных товаров больше средств, чем получают от экспорта своих товаров, однако дефицит их товарной торговли компенсируется доходами от услуг, оказанных иностранцам, и репатриацией прибылей от зарубежных инвестиций. Вместе с тем другие страны, например Бразилия, могут иногда получать от экспорта товаров больше, чем расходуют на импорт, однако их активное сальдо в торговле товарами всего лишь компенсирует дефицит в торговле услугами и вывоз полученных иностранцами прибылей. Помимо торговли товарами и услугами, а также перевода доходов от зарубежных инвестиций, на платежный баланс страны оказывают влияние еще два фактора. Это, во-первых, безвозвратные переводы денежных средств, или дары, когда одно государство предоставляет деньги другому или когда работающие за рубежом люди, например турки в Германии, отсылают часть своих доходов семьям на родину. Второй и более распространенный фактор – это переводы капитала в форме займов или инвестиций. Некоторые страны компенсируют дефицит в торговле товарами и услугами за счет полученных из-за рубежа займов и инвестиций. Когда страна испытывает дефицит платежного баланса, ее резервы – запасы золота и иностранной валюты, необходимые для оплаты зарубежных закупок, – сокращаются, когда платежный баланс страны имеет активное сальдо, ее золотовалютные резервы увеличиваются.

Роль государства.

Внешняя торговля, как правило, требует большего вмешательства государства, нежели внутренняя торговля. Это вмешательство может принимать различные формы.

Что делать, если страна на протяжении нескольких лет имеет дефицит платежного баланса? Одна из возможных мер связана с тем, что в большинстве случаев импортер должен расплачиваться за приобретенные товары иностранной валютой, которую ему сначала нужно купить. Государство может способствовать увеличению объема экспорта путем интервенций на валютном рынке, понижая обменный курс собственной валюты. Подобные девальвации национальной валюты способны также оказывать сдерживающее влияние на импорт. Кроме того, государство может непосредственно контролировать объем импорта, ограничивая или даже запрещая покупку иностранной валюты.

Свободная торговля и протекционизм.

Если государство мало вмешивается в международную торговлю, ограничиваясь правовым регулированием и заботой о золотовалютных резервах, это называется политикой свободной торговли. «Протекционизм» же представляет собой попытку государства ограничить импорт путем его удорожания в результате введения особых налогов, или пошлин, называемых «тарифом», введения лимитов на количество ввозимых товаров («импортных квот») или регулирования обмена национальной валюты на иностранные различными методами «валютного контроля».

Торговые зоны.

Иногда государства заключают особые соглашения по международной торговле. «Зоной свободной торговли» называют группу стран, отменивших все тарифы в торговле между собой, но не принявших единых тарифов в торговле с отсталыми странами. «Таможенный союз» представляет собой группу стран, которые не только отказались от тарифов в торговле между собой, но и ввели общий тариф в отношении других стран.

Оба этих типа интеграции действительно способствуют развитию торговли, если в результате устранения внутренних тарифов производство в рамках данной группы стран перераспределяется в пользу поставщиков с меньшими издержками. Однако, если из торговли, просто по причине введения общего внешнего тарифа, вытесняются производящие более дешевую продукцию поставщики из остальных стран, результатом интеграции становится всего лишь перераспределение товарных потоков. Таможенный союз повышает эффективность распределения ресурсов и увеличивает экономию на масштабах производства, если улучшению этих показателей действительно мешало наличие тарифов в торговле между соответствующими странами. Однако таможенный союз способен привести и к искажению спроса и предложения по отдельным продуктам. Кроме того, таможенные союзы сами по себе не стимулируют конкуренцию между производителями внутри союза и не способствуют распространению экономического роста из одной страны в другую.

СОВРЕМЕННАЯ МИРОВАЯ ТОРГОВЛЯ

Структура торговли.

В международной торговле ведущую роль играют промышленно развитые страны Северной Америки и Западной Европы, Япония, Израиль, Австралия, Новая Зеландия и Южная Африка. На эти страны приходится значительная часть мирового производства товаров и услуг и большая часть выпуска товаров массового производства.

Около 80% экспорта из промышленно развитых стран направляется на рынки других промышленно развитых стран, более 70% экспорта из развивающихся стран также поступает на рынки развитых стран.

Очень крупные страны удовлетворяют большую часть своих потребностей за счет внутреннего производства, объем внешней торговли в сравнении с объемом производства в США и странах бывшего СССР невелик. Однако влияние США на мировую торговлю весьма существенно ввиду огромного объема производства товаров и услуг. В странах со средним по численности населением, таких, как Великобритания, Франция, Япония, Германия и Италия, объем внешней торговли составляет от 10% до 20% совокупного производства (т.е. стоимости валового национального продукта), в малых странах типа Нидерландов, Бельгии, Чехии и Венгрии этот показатель достигает 40%.

Объем внешней торговли развивающийся страны зависит от того, специализируется ли она на экспорте отдельного товара или пытается развивать многоотраслевое хозяйство. Так, Турция, относящаяся ко второй категории стран, экспортирует лишь 5% от общего объема производства. Из большинства стран с ярко выраженной специализацией экспортируется около половины общего объема производства, а Саудовская Аравия, специализирующаяся на нефтедобыче, экспортирует 80% добываемой нефти. Однако, за исключением случаев специализации на производстве жизненно важных продуктов типа нефти, зависимость страны от реализации на мировом рынке одного единственного продукта связана с большим риском. Несмотря на это, в мире есть несколько стран, развитие экономики которых идет именно по такому пути.

Первичные и переработанные продукты.

Доля первичных продуктов в совокупной стоимости мировой торговли упала с 60% в 1913 до менее 40% в 1975. В 1993 году 78% мирового экспорта приходилось на продукцию обрабатывающей промышленности, 9% – на минеральное топливо и родственные материалы, 9% составляли продукты питания, напитки и табак и 4% – сырье (исключая энергоносители). Около трети всех первичных продуктов, реализуемых на мировом рынке, до сих пор поступает из промышленно развитых стран. Некоторые из первичных продуктов, участвующих в международной торговле, отличаются высокой степенью стандартизации и нередко подразделяются на категории по типу или качеству. Такие товары могут продаваться и покупаться на товарных биржах в Чикаго, Лондоне или Нью-Йорке без предварительного осмотра и находиться в момент купли-продажи где-нибудь в пути. Другие товары, преимущественно продукция обрабатывающей промышленности, сильно варьируют как по качеству, так и по дизайну. Поскольку эта продукция не отличается высокой степенью стандартизации, цена не может служить основным ориентиром для покупателей.

Формирование торговых потоков.

Хотя международные торговые потоки испытывают влияние цен, они не определяются исключительно ценами, а иногда цены не воздействуют на них вообще.

Колониализм.

С конца 15 в. западноевропейские страны начали захватывать огромные территории в Северной и Южной Америке, Азии и Африке и управлять ими как колониями. С помощью таких средств, как знаменитый английский Закон о мореплавании (1651), колониальные державы стремились обеспечить исключительное или преимущественное право на торговлю со своими колониями. Подобные попытки редко приводили к большому успеху, и в 19 в. от них стали постепенно отказываться. Добившись независимости, бывшие колонии, естественно, стали проводить самостоятельную торговую политику. Тем не менее они нередко продолжали закупать продукцию своих бывших метрополий. В некоторых случаях причина заключалась в сохранении валютных блоков, таких как зона франка, которые лишали доступа к валютам, требующимся для оплаты товаров из других регионов. Однако свою роль сыграла языковая общность, а иногда просто отсутствие информации об иных источниках поставок. Дефицит информации постепенно восполнялся агрессивной маркетинговой политикой со стороны производителей.

Внешняя политика.

Ее повороты также могут оказывать влияние на развитие внешней торговли. Франция, например, имела очень тесные экономические отношения с царской Россией накануне Первой мировой войны, в которой две страны выступали союзниками против Германии. Напряженность в дипломатических отношениях, например между США и СССР с 1946 по 1990, как правило, не способствует развитию торговли.

Иностранные инвестиции.

Когда фирмы одной страны вкладывают капитал в экономику другой страны или банкиры одной страны предоставляют кредиты заемщикам в другой стране, это обычно способствует установлению более тесных контактов между предпринимателями обеих стран и, следовательно, развитию торговли между ними. Влияние иностранных инвестиций, однако, носит противоречивый характер, так как многие люди, особенно в развивающихся странах, выступают против обратного вывоза прибылей и капитала.

Многонациональные корпорации.

Высокие расходы на научные исследования и разработки, ставшие в наше время характерной чертой производства многих промышленных товаров, обычно способствуют формированию крупных экономических организаций. Эта тенденция привела к появлению многонациональных (или транснациональных) корпораций, владеющих предприятиями в нескольких странах. На протяжении 1960–1970-х годов многонациональные корпорации активно развивали международное разделение труда. Они получали доступ к дешевым людским и природным ресурсам, производя отдельные компоненты продукции в различных странах. Значительная часть международной торговли многонациональных корпораций приходится на внутреннюю торговлю между различными филиалами одной корпорации. Многонациональные корпорации действуют во всем мире, как в развитых, так и в развивающихся странах.

Часто выдвигается обвинение, что устанавливаемые многонациональными корпорациями трансфертные цены, по которым производятся поставки продукции одним филиалом другому, являются объектом манипулирования с целью перемещения прибыли в страны с низкими ставками налогов. Движение денежных средств, сопровождаемое их переводом из валюты в валюту, вполне способно повышать или понижать валютные курсы, а иногда и приводить к падению конкурентоспособности товаров той или иной страны или истощению резервов ее центрального банка. Кроме того, размещая свои предприятия в развивающихся странах, многонациональные корпорации навлекают на себя обвинения в том, что они, с одной стороны, способствуют падению уровня занятости в промышленно развитых странах, а с другой – эксплуатируют рабочих из стран «третьего мира». Многонациональные корпорации обвиняются также в политических злоупотреблениях, особенно в подкупах. Вместе с тем, порождая эти проблемы, они несомненно способствуют распространению технологий и управленческого опыта и повышению уровня занятости в развивающихся странах.

Некоторые виды продукции можно получить лишь из очень ограниченного числа источников. Монополии такого рода создают условия для манипулирования ценами, однако лишь в известных пределах, поскольку стремительный рост затрат потребителей продукта стимулирует поиск товаров-заменителей. Подобные национальные монополии могут основываться на естественных условиях, таких как исключительное владение месторождениями определенных ископаемых или землей необычного плодородия, однако в основе некоторых из них лежит технологический опыт. Международные соглашения, естественно, защищают исключительные патентные права на изобретения лишь в течение ограниченного периода времени. Однако часто удается сохранять технологическую монополию благодаря высоким расходам на научные исследования и, следовательно, необходимости массового производства или овладения комплексным производственным процессом.

Картели производителей.

Даже если компании из целого ряда стран экспортируют одинаковую продукцию, они вполне способны организовать групповую монополию, объединившись в картель, при условии, что производимая ими продукция обладает высокой ценностью и не имеет приемлемых заменителей. Картель может попытаться фиксировать цены путем соглашения между его членами. Среди всех товаров лишь алмазы ювелирного качества полностью соответствуют указанным критериям, поэтому единственный картель производителей, преуспевший в контроле над ценами, это алмазный картель, управляемый гигантской южноафриканской фирмой «Де Бирс консолидейтед». В 1970-х годах много обвинений выдвигалось против Организации стран – экспортеров нефти (ОПЕК), в связи с резким повышением цен на нефть, однако снижение цен в 1980-х годах показало ошибочность распространенных мнений.

Экономические блоки.

На структуру торговли оказывают влияние и специальные договоренности между странами, такие как соглашения о зонах свободной торговли или таможенных и валютных союзах. Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), образованная в 1948, создала механизм проведения консультаций между промышленно развитыми странами. 15 западноевропейских стран установили между собой более прочные связи и в 1958 объединились в Европейский союз (ЕС). ЕС – это нечто большее, чем просто таможенный союз: он обеспечивает свободное перемещение рабочей силы и капитала и проведение общей политики по многим другим экономическим вопросам. Управляемый находящейся в Брюсселе многонациональной комиссией, ЕС обладает выраженными наднациональными и квазиполитическими чертами. В отличие от него, Европейская ассоциация свободной торговли (ЕАСТ) ставит перед собой более ограниченные цели.

В 1949 социалистические государства (преимущественно европейские) создали Совет экономической взаимопомощи (СЭВ). После того как стало ясно, что малые страны Восточной Европы, особенно Чехословакия и Венгрия, сильно зависевшие от внешней торговли, столкнулись с большими трудностями в практическом следовании первоначальной советской доктрине национальной экономической независимости, или «автаркии», значение СЭВ существенно возросло. Многие из проводимых в 1960-х годах в социалистических странах экономических реформ были направлены на восстановление нормальных внешнеторговых отношений и «привязывание» внутренних цен к мировым. СЭВ мало чем мог способствовать достижению этих целей, однако он пытался планировать разделение экономической деятельности между странами-членами и вводить ограниченную взаимную конвертируемость их национальных валют. После краха коммунистических режимов в странах Восточной Европы в 1989–1991 существование СЭВ утратило смысл, и в июне 1991 он был распущен.

Европейскому примеру последовали латиноамериканские страны, которые организовали Латиноамериканскую ассоциацию свободной торговли (ЛАСТ), позднее трансформированную в Ассоциацию латиноамериканской интеграции (АЛАДИ), и малые страны Карибского бассейна, учредившие Центральноамериканский общий рынок. Однако далеко не очевидно, что две эти ассоциации принесли большую пользу их членам. По политическим причинам прекратилось институционально оформленное экономическое сотрудничество между несколькими странами Восточной Африки – Кенией, Танзанией и Угандой. С зонами свободной торговли и таможенными союзами в «третьем мире» связывались большие надежды на расширение рынков для продукции бедных стран, что позволило бы им развивать новые отрасли и воспользоваться экономией от масштабов производства. Однако до сих пор эти надежды так и не оправдались.

ПРЕПЯТСТВИЯ ТОРГОВЛЕ

Предпосылки протекционизма.

Мысль о том, что мировая торговля наносит развивающимся странам в целом ущерб, достаточно сомнительна, так как их способность оплачивать импорт за счет поступлений от экспорта устойчиво возрастает. Конечно, все еще можно утверждать, что промышленно развитые державы получают больше выгод от международной торговли, чем развивающиеся страны. Однако и это утверждение небесспорно, поскольку наиболее выигравшими от международной торговли естественно считаются те страны, в которых без этой торговли внутренние цены оказались бы значительно выше мировых. Как правило, таковыми являются развивающиеся и малые страны, ибо мировые цены в основном определяются внутренними ценами крупных развитых стран. Кроме того, торговля выгодна странам с небольшой экономикой своим т.н. «демонстрационным эффектом»: население этих стран знакомится с новыми товарами, и появляется желание их приобретать, а затем и производить.

Кроме того, развивающиеся страны могут немедленно приступить к выпуску наиболее выгодных товаров с использованием новейших методов, если располагают достаточным капиталом и рабочей силой, обладающей соответствующей квалификацией. В старых же промышленных государствах ставшие привычными изделия и методы производства превращаются в оковы прогресса. Рабочие здесь в значительной мере утратили желание менять профессию и способность быстро перемещаться в другие регионы, приспосабливаясь к меняющимся условиям. Япония оказалась в состоянии бросить вызов промышленному господству стран Запада именно потому, что не страдала их недостатками. Она начинала с производства текстиля и другой дешевой продукции, однако затем перешла к выпуску электронного оборудования, судов и автомобилей.

Многим промышленно развитым странам, однако, пришлось пережить немало трудностей в процессе перехода от выпуска устаревшей и неконкурентоспособной продукции к развитию новейших наукоемких отраслей. В конце концов такой переход, разумеется, произошел. Процесс обновления устаревшей структуры промышленного производства обычно происходит чрезвычайно болезненно и порождает долговременные проблемы. Страны, которые осуществляют подобные перемены в производстве как насущную необходимость и экспортируют дешевые товары, часто обвиняются в «демпинге», или продаже товаров по ценам ниже оптовых цен своего внутреннего рынка с целью подрыва конкуренции. (В случае доказанности подобных обвинений страна-импортер имеет право, в соответствии с принятым в 1968 антидемпинговым кодексом, ввести специальные антидемпинговые тарифы. Однако обвинения в демпинге обычно оспариваются.) В действительности наводнившие мировой рынок дешевые товары из отдельных стран – текстиль из Гонконга, Тайваня, Индии, Пакистана и Южной Кореи, телевизоры и автомобили из Японии или суда из Южной Кореи – нередко свидетельствуют о наличии у этих стран подлинных конкурентных преимуществ. Тем не менее подобный экспорт наносит серьезный урон традиционным отраслям производства в других странах, грозя рабочим потерей мест, а городам – уменьшением населения.

Протекционистские меры.

Многие страны пытаются ограничивать импорт, чтобы защитить от конкуренции отечественную промышленность. Для этого используются многочисленные меры, имеющие различные эффекты.

Наиболее обычная протекционистская мера – тарифы, или таможенные пошлины – представляет собой налоги на импортные товары, выраженные в процентах от их стоимости (стоимостные) либо в виде фиксированного сбора с единицы товара безотносительно к его стоимости (специфические). Такие налоги поступают в казну и используются на покрытие государственных расходов, однако они, как правило, не вводятся исключительно в целях пополнения бюджета. Повышая цены на товары, поступающие из-за рубежа, тарифы помогают национальным производителям с более высокими по сравнению с иностранными соперниками издержками производства успешно конкурировать с ними на национальных рынках. Объем производства и занятость в защищенных отраслях повышаются за счет сокращения импорта, что способствует улучшению торгового баланса страны. Кроме того, потребление в стране продукции защищенных отраслей обычно падает, поскольку она является более дорогой. В результате происходит перераспределение дохода от потребителей к национальным производителям. Что же касается мирового хозяйства в целом, то конечным результатом протекционизма становится сокращение объема торговли и, как следствие, снижение эффективности использования ресурсов и падение уровня жизни.

Иногда тарифы в действительности оказываются выше, чем это кажется на первый взгляд. Предположим, что какой-то продукт производится только в двух странах. Для его производства обе страны по одинаковой стоимости закупают необходимые импортные материалы, затраты на эти материалы составляют половину конечной цены товара на внутреннем рынке. Другая половина цены внутреннего рынка представляет собой стоимость, добавленную в процессе производства. Одна из этих стран ввела тариф на импорт данного товара из другой страны в размере 10% от его цены. Однако принявшая протекционистские меры страна фактически облагает налогом добавленную стоимость в товаре конкурента по «реальной» ставке 20%, ставка тарифа в 10% является всего лишь «номинальной». Естественно, национальные производители этой страны не упустят возможности поднять цену на свою продукцию на величину, равную 20% от добавленной стоимости.

Это гораздо более жесткая по сравнению с тарифами протекционистская мера. Вместо непосредственного удорожания импорта (объем которого при этом сокращается лишь опосредованно, в результате падения эффективного спроса) квоты предполагают установление прямых количественных ограничений на импорт определенных товаров. Иностранные производители уже не могут улучшить свои конкурентные позиции за счет снижения цен. Кроме того, при установлении квот (и это – еще одно их отличие от тарифов) в результате ограничения объема импорта должно сокращаться и число импортеров. Фирмы, обеспечившие себе право на импорт при таких обстоятельствах, получают добавочную прибыль, так как в результате введения квот возникает дефицит квотируемых товаров, и цены внутреннего рынка на них превышают мировые. Таким образом, квотирование часто ведет к коррупции, поскольку чиновникам, распределяющим импортные лицензии, могут предлагаться взятки.

Иногда страны-экспортеры вводят «добровольные квоты» на экспорт своих товаров, стремясь отсрочить или предотвратить принятие протекционистских мер со стороны стран-импортеров. Обычно добровольные квоты вводятся под давлением стран-импортеров, которые, как правило, оправдываются тем, что страны-экспортеры, в частности Япония, не открывают своих границ для импорта.

Тарифы и квоты устанавливаются странами-импортерами с целью ограждения национальных рынков от конкуренции с товарами иностранного производства. Однако, если производимая в стране и идущая на экспорт продукция начинает терять конкурентоспособность, тарифы и квоты оказываются бесполезными. В таких случаях государство иногда помогает национальным производителям укрепить конкурентные позиции, дав им возможность продавать товары на мировом рынке по ценам ниже фактических издержек производства. Подобные меры позволяют увеличить объем экспорта, однако, поскольку такое наращивание объема носит искусственный характер, конечным результатом становится нерациональное использование ресурсов.

Валютный контроль.

Протекционизм может осуществляться и с помощью контроля за валютными операциями. Одной из мер валютного контроля является введение множественных валютных курсов, когда обмен валюты для оплаты различных товаров производится по разным курсам: в результате сдерживается импорт тех товаров, оплата которых требует обмена валюты по самому невыгодному курсу.

Косвенные торговые барьеры.

После снижения (а в ряде случаев и отмены) тарифов в 1960-х годах стало очевидно, что в роли торговых барьеров могут выступать меры, специально не предназначенные для этой роли. К таким барьерам относятся таможенный режим, классификация и оценка стоимости товаров, технические стандарты и санитарные требования, транспортная политика, политика государственных закупок, субсидирование экспорта и потребления продукции местного производства, а также налогообложение. Требование продолжительного хранения импортных товаров на границах страны или иные правила, повышающие цену товаров, – такие, как более высокая плата за транспортировку импортных товаров, политика государственных закупок преимущественно у национальных производителей, и налоги на товары, произведенные за рубежом, – ограничивают международную торговлю. Ссуды экспортерам под процентную ставку ниже нормальной фактически означают экспортные субсидии.

Обоснования протекционизма.

Большинство специалистов полагает, что общий баланс экономических аргументов говорит в пользу свободной или, по крайней мере, более свободной торговли. Однако широкое распространение получили два экономических обоснования протекционизма в особых ситуациях: доводы в пользу поддержки нарождающихся отраслей и в пользу установления оптимального тарифа.

Нарождающиеся отрасли.

Первый министр финансов США (1789–1795) Александр Гамильтон и немецко-американский экономист 19 в. Фридрих Лист разработали теоретическое обоснование протекционизма в отношении нарождающихся отраслей производства. Гамильтон и Лист подчеркивали, что даже в тех случаях, когда страна не может производить какой-либо товар с меньшими по сравнению с конкурентами издержками, она в состоянии наладить и развить его производство, возведя защитный барьер из тарифов и квот. Тем самым выигрывается время для приобретения рабочими необходимого производственного опыта и расширения капиталистами производства до уровня, достаточного для достижения экономии от масштабов. Согласно ее защитникам, подобная политика не только идет на благо практикующей протекционизм стране, но и служит интересам всего мира в целом.

Справедливость подобных доводов неоднократно оспаривалась. Даже если фундаментальная предпосылка – желательность выигрыша времени для национальных производителей – правильна, из нее не следует неизбежность протекционистских мер. По мнению некоторых экономистов, государству вместо ограждения неопытных национальных производителей от иностранной конкуренции следовало бы субсидировать укоренившиеся экспортные отрасли и поддерживать конкурентоспособность их продукции за рубежом, пока они будут учиться снижать издержки и расширять производство.

Оптимальные тарифы.

Еще одно обоснование протекционизма, построенное на доводах в пользу оптимальных тарифов, оправдывает существование особой разновидности таможенных пошлин: пошлину, взимаемую страной-экспортером (а не импортером) с экспортируемых (а не импортируемых) товаров. Сторонники этой точки зрения утверждают, что, если какой-то товар производится главным образом в одной стране, национальное преимущество этой страны – хотя и не являющееся преимуществом для мира в целом – может быть реализовано путем введения экспортного тарифа, уплачиваемого теми, кто импортирует товар. При условии контроля над производством государство способно достичь этой цели простым повышением цены. Подобная политика может проводиться и группой государств, объединившихся в картель. Однако другие страны, в свою очередь, постараются принять аналогичные меры, особенно если они являются монополистами в поставках каких-либо товаров. В результате всех этих действий может пострадать международная торговля в целом.

К протекционизму прибегают не только в тех случаях, когда есть основания для защиты нарождающихся отраслей или введения оптимальных тарифов. Протекционистские меры нередко становятся результатом националистических настроений или служат интересам отдельных групп производителей, принося вред применяющей их стране.

ИСТОРИЯ МЕЖДУНАРОДНОЙ ТОРГОВЛИ

Традиционные общества.

До конца 19 в. фактически повсюду большинством населения являлись крестьяне, которые производили продовольствие, а также изготавливали орудия труда и многие предметы первой необходимости. То, что они не могли произвести сами, покупалось в близлежащих городах в обмен на излишки сельскохозяйственной продукции (обычно небольшие) и некоторые ремесленные изделия. Дальние поездки по торговым делам были большой редкостью, поскольку практически все продукты производились в небольших количествах, а перевозка товаров была сопряжена с опасностями и большими расходами и занимала много времени. Там, где существовала международная торговля, она обычно была монополизирована получившими государственную лицензию частными организациями, вроде британской Ост-Индской компании. За границу имело смысл вывозить лишь товары, обладавшие высокой стоимостью при малом весе: драгоценные камни, благородные металлы, пряности, некоторые виды тканей (особенно шерстяные и шелковые), меха и вино. Зерно также иногда вывозилось за рубеж, но в небольших количествах.

Веками международная торговля велась главным образом на побережье Средиземного и Балтийского морей и вдоль азиатских караванных путей, ведущих к этим морям. Главными центрами международного обмена товарами были итальянские города Венеция, Генуя и Флоренция, немецкие города Аугсбург и Нюрнберг, торговые города Фландрии (нынешней Бельгии) и портовые города Ганзейского союза на южном и восточном побережье Балтийского моря. Однако в жизни простых людей торговля не играла заметной роли, и открытие Америки и кругосветные плавания вокруг Африки и Южной Америки мало что в ней изменили. Тем не менее результатом проявленного моряками мужества и мастерства стало смещение европейских морских торговых путей в сторону Атлантического и Индийского океанов.

Промышленная революция.

Британские технологические нововведения 17–18 вв. открыли дорогу к повышению производительности труда, сначала в сельском хозяйстве, а затем и в промышленности. Новые машины и оборудование сделали возможным появление более крупных предприятий по производству дешевых тканей, а затем и выплавке стали. Эти первые шаги в направлении массового производства привели к резкому увеличению объема перевозок товаров из страны в страну и сопровождались усовершенствованием средств транспорта и связи. Вскоре на путь промышленного развития по британскому образцу вступили Франция и Бельгия.

Несмотря на значительный прогресс, достигнутый в предыдущем столетии, к началу 19 в. объем международной торговли товарами и услугами не превышал 3% от стоимости мирового выпуска продукции. Однако постепенно промышленная революция распространилась на Германию, США и (несколько позднее) Японию. Во второй половине 19 в. появились новые отрасли производства: машиностроение, электротехническая и химическая промышленность. Вскоре на продукцию этих отраслей приходилась уже значительная доля мировой торговли. По железным дорогам и на пароходах перевозились большие партии грузов на дальние расстояния, телеграф существенно упростил распространение информации по всему миру. В результате всех этих изменений объем внешней торговли настолько вырос, что к 1913 около одной трети всей производимой в мире продукции вывозилось за национальные границы.

Индустриализация подстегнула спрос на сырье: сначала на хлопок и лес, а затем на металлы и топливо. Около половины сырья добывалось или производилось в европейских странах, значительная часть поступала с плантаций, шахт и прочих предприятий, специально созданных в колониях для снабжения Европы необходимыми товарами. Во многих колониях появились анклавы, имевшие гораздо более тесные связи с зарубежными потребителями, нежели с обществом, в котором они существовали.

Несмотря на большое значение первичных продуктов в международном товарном обмене 19 в., центральное место в мировой торговле занимала Европа. Перед началом Первой мировой войны на торговлю между неевропейскими странами приходилось менее 25% общего объема мировой торговли, на торговлю между европейскими странами – ок. 40%, а на торговлю между европейскими странами и остальным миром – 35%. Великобритания оставалась главной торговой страной мира, однако ее доля постепенно уменьшалась в связи со стремительным экономическим развитием континентальной Западной Европы, Северной Америки и Японии.

Эпоха свободной торговли.

Основа свободной торговли – устранение ограничений на передвижение товаров и услуг из страны в страну – была заложена экономистами классической школы (главным образом британскими). Великобритания начиная с 18 в. постепенно, шаг за шагом отказывалась от протекционизма, и к началу 1840-х годов в силе в основном оставались лишь тарифы на импортную пшеницу. В 1846 страна в принципе отказалась и от протекционизма в отношении сельского хозяйства.

Вопреки ожиданиям, цены на пшеницу падать не спешили, так как ни одна из стран мира не могла экспортировать в Великобританию крупные ее партии. Как бы то ни было, 1850–1860-е годы стали периодом экономического процветания, и – справедливо или ошибочно – это процветание напрямую связывалось со свободой торговли. Другие меры по либерализации торговли, предпринятые Великобританией и другими странами, сделали период с 1850 по 1880 эпохой минимальных торговых барьеров.

К 1870, однако, в результате развития океанских перевозок британское сельское хозяйство столкнулось с серьезной конкуренцией. В конце 1870-х годов, после продолжительного экономического кризиса, Европа (прежде всего Великобритания) начала отходить от принципов свободной торговли. Одновременно всплеск национализма, породивший политическую нестабильность, вынудил государства добиваться увеличения поступлений в казну для оплаты вооружений. Кроме того, национализм вызвал у таких стран, как США и Германия, опасения, что их индустриальное развитие натолкнется на большие трудности, если не удастся ограничить конкуренцию со стороны Великобритании – лидера в области промышленного производства. В этих условиях возросла популярность идеи защиты молодых отраслей промышленности.

В начале века движение в направлении протекционизма продолжалось. Тем не менее в 1914, когда разразилась Первая мировая война, протекционизм достиг сравнительно небольших успехов, хотя мировое хозяйство уже не было столь свободным от контроля над торговлей, как 50 лет назад. Международная торговля, однако, все еще регулировалась золотым стандартом, в соответствии с которым национальные валюты имели фиксированную стоимость в золоте и диспропорции в платежах между странами погашались передачей золота на соответствующую сумму. Ни одна страна не могла поддерживать конкурентоспособность своих товаров на мировом рынке путем девальвации национальной валюты, кроме того, невозможно было сохранять дефицит платежного баланса в течение неопределенно долгого времени. Поэтому все страны-участницы международной торговли стремились обеспечивать конкурентоспособность своих товаров за счет снижения издержек производства.

В ходе Первой мировой войны золотой стандарт был подорван и в 1920-х годах заменен золотодевизным стандартом, в соответствии с которым все международные расчеты производились в английских фунтах стерлингов и американских долларах. Эта система, однако, позволила США, Великобритании и тем странам, которым удавалось получать у них займы, сохранять в течение длительного времени дефицитные платежные балансы. В конце концов эта система рухнула, и ее крах стал одной из причин Великой депрессии 1930-х годов. Многие государства реагировали на депрессию усилением контроля над внешней торговлей. Одно за другим они официально выходили из системы золотого стандарта, отменяли фиксированные валютные курсы и, девальвируя национальные валюты и вводя тарифы и квоты, старались поднять конкурентоспособность товаров путем девальвации своих валют и введения тарифов и квот. Это одновременно защищало национальное производство от иностранной конкуренции. Подобная цель могла быть достигнута только за счет других стран – проведением политики «разорения соседа». Поскольку многие страны могли играть в эту игру и действительно делали это, результатом стала международная разобщенность, а мировая торговля переживала застой и даже упадок. Объем промышленного производства в большинстве стран сокращался, и, как следствие, снижался промышленный спрос на первичные продукты, что подрывало международную торговлю.

Политика национального самообеспечения была доведена до крайности в СССР, в нацистской Германии и фашистской Италии, которые стремились к автаркии, т.е. национальной экономической независимости. Внешняя торговля в СССР находилась в руках государства и централизованно планировалась. В фашистской Италии и нацистской Германии разрабатывались сходные программы автаркии, однако в этих странах государственный контроль был не столь всеобъемлющим, а ограничения на внешнюю торговлю менее жесткими.

Послевоенные годы.

Подрыв международной торговли в 1930-х годах, усиленный последствиями Второй мировой войны, оказался столь значительным, что абсолютный объем торговли в 1940-х годах не превысил уровня 1913. Озабоченные негативными последствиями такого застоя, союзники еще до завершения военных действий приступили к разработке планов по улучшению системы мировой торговли. Было решено создать Международный валютный фонд (МВФ), который должен был стоять на страже стабильности валют. Реализация планов, непосредственно касающихся либерализации торговли, проходила не столь гладко. Однако во второй половине 1940-х годов с помощью Генерального соглашения о тарифах и торговле (ГАТТ) удалось добиться нормализации и определенной унификации торговой политики почти всех несоциалистических стран мира. Переговоры по ГАТТ велись в надежде на отмену возможно большего числа торговых барьеров – прежде всего квот и субсидий – посредством включения в соглашение оговорки о наибольшем благоприятствовании, гарантирующей, что любая льгота и уступка в торговле между странами автоматически распространяется на всех участников соглашения. Под эгидой ГАТТ прошел ряд многосторонних переговоров по торговле: несколько переговорных циклов в 1950-х годах, в 1961 – раунд Диллона, в 1960-х – раунд Кеннеди, в конце 1970-х – Токийский раунд и в конце 1980-х – начале 1990-х – Уругвайский раунд. По завершении раунда Кеннеди тариф промышленно развитых стран на товары обрабатывающей промышленности был снижен в среднем на 10%. Перед Уругвайским раундом ставилась задача добиться дальнейшего снижения таможенных тарифов во всем мире в среднем на 40%, а также урезать торговые субсидии и ослабить прочие нетарифные барьеры.

Относительно менее успешными оказались попытки сделать более свободной торговлю сельскохозяйственными продуктами зоны умеренного климата. Основной поставщик таких продуктов, США, оказывали сильное давление на другие страны с целью заставить их снизить тарифы, однако большинство стран выражало решимость защищать интересы фермеров. Например, Великобритания в годы Второй мировой войны столкнулась с огромными трудностями в снабжении населения импортным продовольствием, поэтому ее правительство приняло решение стимулировать рост национального производства продуктов. Британским фермерам были выделены субсидии, которые позволили населению Великобритании покупать продукты по ценам мирового рынка, а фермерам получать нормальный доход.

Эффективность производства у британских фермеров была и остается очень высокой, и они составляют небольшой процент населения страны. Напротив, фермеры некоторых стран континентальной Европы, особенно Франции, действительно нуждались в защите ввиду их многочисленности и невысокой производительности труда. Французы понимали, что в конце концов им придется модернизировать сельское хозяйство, однако в силу социальных и политических причин не стремились к резким переменам и приняли решение защищать национальных производителей протекционистскими мерами. Когда Франция и другие страны Западной Европы создали объединение, позднее превратившееся в Европейский союз, они создали общую сельскохозяйственную политику со сложной системой управляемых цен и пограничных сборов. Со временем такая политика стала вызывать нарекания, породив перепроизводство и накопление «гор масла» и «озер вина». Некоторые, однако, утверждают, что высокий уровень производства сельскохозяйственной продукции служит страховкой в непредсказуемом мире, где регулярно возникает опасность нехватки продовольствия.

Несмотря на возрождение аграрного протекционизма в Великобритании и других европейских странах, объем международной торговли после войны стал увеличиваться. В период с 1953 по 1960 он возрастал в среднем на 7% в год, а в 1960–1974 – почти на 8% в год. Кроме того, рост международной торговли происходил быстрее, чем увеличение мирового выпуска промышленной и сельскохозяйственной продукции. Таким образом, наметилась тенденция к более высокой специализации разных стран на производстве различных товаров и услуг, хотя доля пересекающей границы продукции в общемировом выпуске к концу 1970-х не достигла уровня 1913, т.е. примерно 33%.

1970-е годы.

Несмотря на оживление торговли сразу после окончания Второй мировой войны, разница в темпах инфляции между странами на протяжении 1950–1960-х годов время от времени приводила к торговым диспропорциям. Великобритания и особенно США не могли ни контролировать рост цен, ни адаптироваться к нему посредством корректировки обменных курсов валют. Когда в 1970-х годах валютные курсы окончательно «поплыли» – стали колебаться на спекулятивных валютных рынках в соответствии с инфляцией и другими экономическими показателями, – профсоюзы потребовали увеличения заработной платы в качестве компенсации роста цен на импортные товары (в частности, на нефть). В результате меры по сокращению импорта за счет повышения курсов иностранных валют часто оказывались недостаточно эффективными, и государствам для ликвидации дефицита торгового баланса время от времени приходилось прибегать к регулируемому, или «грязному», плаванию, при котором гибкий валютный курс сопровождался крупномасштабными заимствованиями.

В конце концов кризис, проявившийся в спаде производства и росте безработицы при непрекращающейся инфляции, привел в 1975 (впервые с 1945) к падению объема международной торговли на 4%. Однако в 1976 он снова вырос – на 11% по сравнению с 1975, а стоимость совокупного экспорта достигла примерно 1 трлн. долл.

1980–1990-е годы.

В 1980-е годы начался Уругвайский раунд ГАТТ, на котором обсуждались сельскохозяйственные субсидии, а также ограничения в торговле услугами. Однако лишь к 1993, после восьми лет переговоров, участники раунда достигли соглашения о принятии новой масштабной программы развития свободной торговли. 1 января 1995 на смену ГАТТ пришла Всемирная торговая организация (ВТО), на которую возложена ответственность за практическую реализацию принятых в ходе Уругвайского раунда решений, а также за продолжение либерализации в сферах телекоммуникаций, банковских услуг, страхования, туризма и морских перевозок.

1 января 1994 вступило в силу Североамериканское соглашение о свободной торговле (НАФТА), заключенное между Канадой, США и Мексикой. Намереваясь в течение 15 лет уничтожить все тарифы и прочие торговые барьеры в регионе, государства-участники соглашения рассматривают НАФТА как промежуточный шаг к созданию зоны свободной торговли, охватывающей все Западное полушарие. Из стран Восточной Азии также поступают сообщения о намерении сформировать аналогичный торговый блок.

Перспективы развития.

Несмотря на усиливающуюся интеграцию мировых рынков, политические, психологические и технические преграды на пути передвижения товаров и услуг между странами все еще остаются существенными. Устранение этих преград привело бы к весьма значительной трансформации мирового хозяйства, а также национальных хозяйств всех стран мира. По мнению многих экономистов, первые очевидные признаки такой трансформации появились уже в 1970-е годы. В большинстве промышленно развитых стран мира начали осознавать, что такие новые индустриальные державы, как Южная Корея, Гонконг и Бразилия, вполне способны производить многие виды промышленной продукции (например, одежду, электронное оборудование, суда и автомобили) с меньшими издержками, чем в развитых странах. Вероятно, в будущем базовые отрасли обрабатывающей промышленности развитых стран мира будут испытывать большие трудности в конкурентной борьбе с продукцией новых соперников. Ради сохранения нынешних позиций в мировой торговле промышленно развитым государствам придется сосредоточиться на выпуске продукции высокой технологии или на оказании услуг, требующих огромного опыта (например, в финансовом менеджменте), а также (в случае с США) – на производстве продовольственных товаров. Адаптация к новым тенденциям потребует огромных и весьма болезненных перемен. Без этих перемен страны, ныне входящие в группу промышленно развитых, утратят свои преимущества в будущем мире, где способность производить базовую промышленную продукцию, вероятно, станет гораздо более обычной, чем когда-либо в прошлом.

*Предлагаемые к заключению договоры или финансовые инструменты являются высокорискованными и могут привести к потере внесенных денежных средств в полном объеме. До совершения сделок следует ознакомиться с рисками, с которыми они связаны.

Ссылка на основную публикацию