LJ Magazine

Сергей юрьевич полонский

Обозреватель газеты «Индепендент»

Мои коллеги часто обвиняют меня, и, возможно, вполне справедливо, в том, что я несколько «одержим» юридическими схватками восточно-европейских олигархов.

Что ж, может быть, но в этом безумии есть некоторый смысл.

Мой «интерес» – как я предпочитаю это называть – подпитывается фактом того, что большинство из этих людей владеют большими частями моего родного города Лондона. А если и нет, то, держу пари, имеют в собственности хотя бы участки в графстве Саррей или Хенли он Темз . Таким образом, хоть они и могут быть иностранцами по происхождению, истории, связанные с ними, часто имеют характер местных историй.

Сегодня я с изрядным весельем провёл час времени, вчитываясь в постановление судьи Гэбриеля Мосса, вынесенное в Высоком суде этим утром. В нём содержится любопытный случай некоего Сергея Полонского, бывшего миллиардера по части недвижимости. В его планах когда-то был проект небоскреба у моста Блэкфрайрс в Лондоне и ажурный фрагмент Корнуэлл Террас — часть элегантных резиденций, построеных по заказу короля Георга IV в Риджентс-парке архитектором Нашем.

Г-н Полонский также известен читателям The Independent , возможно, в наибольшей степени, за то, что получил в лицо от Александра Лебедева в прямом эфире на ТВ несколько лет назад.

В настоящее время он томится в московской тюрьме, будучи экстрадирован из Камбоджи. В России ему предъявлены обвинения в хищении.

В то время как он жил в этом королевстве в джунглях, он подал судебный иск в Лондоне против своего адвоката из Мэйфейр (престижный район Лондона) , заявив, что тот устроил против него заговор, дабы похитить его империю. И как раз это судебное решение относится к этому делу.

Чтобы в полной мере ввести вас в его ситуацию, я должен сперва обозначить еще одну причудливую деталь в этой, весьма странной истории. В момент совершения этого коварного заговора, г-н Полонский находился в Камбоджийской тюрьме, без правовых оснований, как он утверждает, по подозрению в нападении и незаконном задержании экипажа его собственной яхты. Обвинения, оспариваемые г-ном Полонским, были таковы, что он заставил экипаж прыгать за борт, угрожая ножом, во время плаванья с друзьями в новогоднюю ночь 2012 года.

Он утверждает, что во время своего заточения, имел ограниченный доступ к телефонам и электронной почте, поэтому, поручил своему адвокату Александру Добровинскому продать свою бизнес-империю. Но, как утверждает г-н Полонский, его адвокат обманул его, продав компанию человеку, которому Полонский не доверял и не согласился бы ее продать. На этой сделке, как он утверждает, он недосчитался сотни миллионов долларов. Г-н Добровинский всё отрицает.

На момент инициации судебного разбирательства в отношении адвоката, г-н Полонский, видимо, не имел ни малейшего представления о том, что произойдёт дальше. Несмотря на то, что Камбоджа не имеет договора о выдаче с Россией, и местное судебное постановление как раз отказывало в просьбе об экстрадиции, его арестовали и посадили в самолет до Москвы.

С тех пор он находится в (московской) тюрьме и утверждает, что его конфиденциальная переписка с адвокатами регулярно перехватываются и передаются другой стороне по его гражданскому делу. В свете этого предполагаемого вмешательства, он попросил судью о том, чтобы его Лондонское дело было приостановлено до тех пор, пока не закончится дело уголовное, чтобы предотвратить возможные утечки, влияющие на его шансы на успех.

Все его требования относительно такого вмешательства были отклонены и, как это случилось, судья Мосс постановил, что дело должно быть продолжено.

Но судья признал тот факт, что случаи вмешательства являются обычной практикой в российских тюрьмах. Его постановление подтвердило правдоподобность показаний опытного российского адвоката, свидетельствовашей в пользу г-на Полонского, которая сказала, что досудебные конфиденциальные беседы заключенных с их адвокатами регулярно записываются, причем незаконно. С её слов, действует «внутренний секретный приказ», позволяющий производить подобные записи в следственных изоляторах.

Точно так же, по её словам, действует практика, когда адвокатов, посещавших своих клиентов, дабы обсудить детали дела, заставляют передавать всю их документацию тюремной администрации для ознакомления. Это происходит обычно в делах высокого профиля, когда, как она утверждала, есть вероятность того, что проскочит конфиденциальная информация.

Она назвала еще одного московского адвоката, который во время конфиденциальной встречи с клиентом обнаружил устройство записи, приклеенное скотчем под сиденье стула. «Жучок» трудно назвать «скрытым», «Маленький черный квадрат с темно-синей флеш-картой, вставленной в него».

В то время как судья вынес решение о том, что в данном случае «не было представлено никаких конкретных доказательств и отклонил ходатайство. Тем не менне судья признал, что г-н Полонский подвергается «серьёзному риску» перехвата его конфиденциальной переписки, что может оказать «ужасающий эффект» по гражданскому иску (в Лондоне).

Впрочем, раз судом постановлено продолжать дело, то нас ждут ещё более интересные истории. Кстати, напомните мне не попадать в российские тюрьмы.

*Предлагаемые к заключению договоры или финансовые инструменты являются высокорискованными и могут привести к потере внесенных денежных средств в полном объеме. До совершения сделок следует ознакомиться с рисками, с которыми они связаны.

Ссылка на основную публикацию