Государство и церковь в Европе и в России: вместе или врозь?

Государство и церковь в Европе и в России: вместе или врозь?

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

В четверг Руслана Соколовского приговорили к трем с половиной годам лишения свободы условно, признав его виновным в оскорблении чувств верующих, разжигании розни и незаконном обороте специальных технических средств.

Это, конечно, не два года реального срока, доставшиеся девушкам из Pussy Riot, но в общую тенденцию последних лет укладывается прекрасно. Церковь в России активно отвоевывает утраченные в годы советской власти позиции, а государство, кажется, охотно идет ей навстречу, принимая законы об оскорблении чувств верующих и не стесняясь их применять.

Между тем в других христианских странах церковь уже давно стала гораздо менее чувствительной к нападкам и не требует себе особого места в государственной и общественной жизни. Да и число прихожан все время уменьшается — в Великобритании, например, в 2016 году воскресные службы регулярно посещали лишь 765 тысяч человек. В 1930 году к христианским конфессиям причисляли себя более 10 с половиной миллионов человек — почти треть населения страны. В 2010 году таковых было лишь пять с половиной миллионов — примерно 11%.

Насколько изменились в Европе отношения между церковью, прихожанами и государством? Обозреватель Би-би-си Михаил Смотряев беседовал с Питером Петкоффом, преподавателем права в лондонском Университете Брунеля, директором программы «Закон, религия и международные отношения» Центра изучения христианства и культуры в Оксфорде и редактором «Оксфордского журнала о праве и религии».

Питер Петкофф: Социологи, как правило, смотрят на цифры. И тут не приходится отрицать, что число прихожан, регулярно посещающих церковь, падает. Но я не думаю, что нужно рассматривать эти отношения только через призму статистики. Хотя христианство в целом находится на подъеме в южных государствах планеты, особенно по сравнению с Западной Европой, немало интересных теологических концепций и споров по-прежнему генерируется на севере. Да, число прихожан падает, но молодежи в церкви много, ее занимают серьезные вопросы. Так что я бы не поддавался скептицизму исследователей-эмпириков.

Появились также и новые тренды, которые мы пока не можем полноценно интерпретировать: беженцы, заполняющие церкви. Многие из них принимают христианство и остаются в лоне церкви. Почему это происходит — пока говорить рано, но можно утверждать, что ситуация меняется, причем по всем направлениям. Говорить о скором исчезновении религии, о росте секуляризма (что бы это ни означало), о том, что люди в целом становятся агностиками, — это явное преувеличение.

Но можно говорить о меньшей заметности религии в общественном пространстве. Такое восприятие проблемы существовало в период с конца Первой мировой войны и примерно до 70-х годов. Однако с тех пор религиозный дискурс возвращается в общественное сознание и в науку. И я думаю, его роль не уменьшается. После событий 11 сентября 2001 года и мусульмане, и христиане более внимательно начали относиться к собственной религиозной идентичности, и зачастую это в первую очередь относится к культурным, а не обрядовым сторонам религии. Так или иначе, но религия в ближайшее время никуда от нас не уйдет.

Би-би-си: Давайте посмотрим на отношения церкви и государства. В большинстве мусульманских стран это понятия практически неразделимые. Большинство же западных государств официально секулярны, и взаимное невмешательство в дела церкви и государства закреплено в конституциях и законодательстве. Однако, особенно принимая во внимание тысячелетнюю традицию, едва ли можно говорить о полном невмешательстве церкви в процессы государственного управления?

П.П.: Конечно нет. Для начала, мы не знаем, как точно определить понятие «секулярный» — в разных контекстах оно означает разные вещи. Я полагаю, что вы намекаете на разграничение государства и церкви, но такое разграничение не обязательно означает, что государство и общество действительно секулярно. В современном мире «секулярный» означает «свободный от влияний церкви», что и закреплено на уровне конституции, особенно в странах Европы. Но все не так просто.

В большинстве конституций западных стран записано, что церковь не может вмешиваться в дела государства. В действительности же разделение церкви и государства, особенно в Америке, изначально было призвано достичь совершенно другого результата: невмешательства государства в дела церкви. Соответствующий параграф американской конституции попал в нее усилиями евангелических групп, не желавших вмешательства федерального правительства в свою религиозную автономию. И до сих пор американская демократия так и работает, и нельзя отрицать, что религиозные группы имеют огромное влияние на американскую политику.

В Ев

*Предлагаемые к заключению договоры или финансовые инструменты являются высокорискованными и могут привести к потере внесенных денежных средств в полном объеме. До совершения сделок следует ознакомиться с рисками, с которыми они связаны.

Ссылка на основную публикацию