Цивилизация это

Цивилизация это

Цивилизация возникла 51 в. назад.

Цивилизация остановилась 2 в. назад.

Это Китай, Тибет, Индия. Восточная цивилизация – это исторически первый тип цивилизации, сформировавшийся к 3-му тысячелетию до н.э. на Востоке.

Цивилизации Индокитая разобрали главные признаки своей праматери, добавив к ним свои локальные качества, приправив всё это Западными социокультами.

В 18 в. с появлением англичан и французов, цивилизация Восточного типа перестаёт упоминаться в литературе.

Такого типа цивилизацию приводят И. Пархоменко и А.Радугин.

Это Китай, Тибет, Индия.

Восточная цивилизация – это исторически первый тип цивилизации, сформировавшийся к 3-му тысячелетию до н.э. на Востоке. Основными признаками восточной цивилизации являются:

1. Традиционализм — ориентация на воспроизводство сложившихся форм образа жизни и социальных структур.

2. Низкая подвижность и слабое разнообразие всех форм человеческой жизнедеятельности.

3. В мировоззренческом плане представление о полной несвободе человека, предопределение всех действий и поступков, независящими от него силами природы, социума, богов и т. д.

4. Нравственно волевая установка не на познание и преобразование мира, а созерцательность, безмятежность, мистическое единение с природой, сосредоточенность на внутренней духовной жизни.

5. Личностное начало не развито. Общественная жизнь построена на принципах коллективизма.

6. Политическая организация жизни в восточных цивилизациях происходит в форме деспотий, в которых осуществляется абсолютное преобладание государства над обществом.

7. Экономической основой жизни в восточных цивилизациях является корпоративная и государственная форма собственности, а основным методом управления выступает принуждение.

Часто метафорически называют западную цивилизацию «голубой цивилизацией», восточную — «желтой», срединную — «красной». Вместе они образуют «три изначальных цвета человеческой системы цивилизации». Государства и империи, составлявшие эти цивилизации, определяли историю, политику, культурное развитие всего человечества.

Восточная цивилизация представляет собой «человеко-человеческую» цивилизационную систему, модель поклонения добродетельной природе и учению о человеке.

Ее наивысшие достижения основываются на единстве природной природы и человеческой природы человека, она воплотила ценностные воззрения «единства человечества».

Современный цивилизационный подход, основываясь на идеях “культурного плюрализма”, на признании неустранимости культурных различий и необходимости отказа от всякой иерархии культур и, следовательно, отрицания европоцентризма, вносит целый уточнений в концепцию о принципиальном различии путей исторического развития Востока и Запада.

Все более утверждается мыесль о том, что “отставание” Востока носит исторический характер: до определенного времени Восток развивался достаточно устойчиво, в том “своем ритме”, который был вполне сопоставим с ритмом развития Запада. Более того, ряд исследователей считает, что исторически Восток вообще не является альтернативой Западу, а выступает исходным пунктом всемирно-исторического процесса.

В частности, Л. Васильев рассматривает “азиатское общество” как первую цивилизационную форму постпервобытной эволюции общины, сохранившую господствующую в ней авторитарно-административную систему и лежащий в ее основе принцип редистрибуции.

Для возникших на Востоке деспотических государств характерным было отсутствие частной собственности и экономических классов. В этих обществах господство аппарата администрации и принципа централизованной редистрибуции (дань, налоги, повинности) сочеталось с автономией общин и иных социальных корпораций при решении всех внутренних проблем. Произвол власти при соприкосновении индивида с государством порождал синдром “сервильного комплекса”, рабской зависимости и угодливости.

Общество с таким социальным генотипом обладало прочностью, которая проявлялась, помимо прочего, в неискоренимой потенции регенерации: на базе рухнувшего по той или иной причине государства с легкостью, почти автоматически, возникало новое с теми же параметрами, даже если это новое государство создавалось иным этносом.

По мере эволюции этого общества появились товарные отношения и частная собственность. Однако с момента своего возникновения они сразу же ставились под контроль власти, и потому оказывались полностью от неё зависимыми. Многие восточные государства древности и средневековья имели процветающее хозяйство, большие города, развитую торговлю. Но все эти зримые атрибуты частнособственнической рыночной экономики были лишены того главного, что могло бы обеспечить их саморазвитие: все агенты рынка были заложниками власти и любое неудовольствие чиновника оборачивалось разорением, если не гибелью и конфискацией имущества в пользу казны.

В “азиатских” обществах господствовал принцип “власти — собственности”, т.е. такой порядок, при котором власть рождала собственность. Социальную значимость в государствах Востока имели лишь причастные к власти, тогда как богатство и собственность без власти мало что значили. Утратившие власть становились бесправными.

На рубеже VII — VI вв. до н.э. в Южной Европе в рамках общества такого типа произошла социальная мутация. В результате реформ Солона и связанных с ними процессов с полисах Древней Греции возник феномен античности, основу которого составляли гражданское общество и правовое государство, наличие специально выработанных юридических норм, правил, привилегий и гарантий для защиты интересов граждан и собственников.

Основные элементы античной структуры не только выжили, но и в синтезе с христианством способствовали формированию в средневековых городах-коммунах, торговых республиках Европы, имевших автономию и самоуправление (Венеция, Ганза, Генуя), основ частнособственнического рыночного хозяйства. В эпоху Возрождения, а затем Просвещения античный генотип Европейской цивилизации проявился в полной мере, приняв форму капитализма.

Несмотря на альтернативность социального генотипа античности по сравнению с эволюционным типом развития на Востоке, примерно до XIV — XVII вв. между Западом и Востоком было много общего. Культурные достижения на Востоке в это время были вполне сопоставимы по своему значению с успехами европейского Возрождения (система Коперника, книгопечатание, великие географические открытия). Восток — это крупнейшие в мире гидротехнические и оборонительные сооружения, многопалубные корабли, в том числе и для океанского мореплавания, разборные металлические и керамические шрифты, компас, фарфор, бумага, шелк.

Более того, Европа, выступая наследницей античной цивилизации, приобщалась к ней через мусульманских посредников, впервые познакомившись со многими древнегреческими трактатами в переводе с арабского. Многие европейские писатели-гуманисты эпохи Возрождения широко пользовались художественными средствами, разработанными в иранской и арабской поэзии, а само понятие “гуманизм” (“человечность”) впервые прозвучало на фарси и было осмыслено в творчестве Саади.

Однако между Востоком и Западом в рамках их традиционного в целом развития были и существенные различия, прежде всего в плане духовного освоения аналогичных достижений. Так, в Европе, несмотря на господство латыни как элитарного языка эпохи Возрождения, книгопечатание развивалось на местных языках, что расширяло возможности “демократизации” литературы и науки.

На Востоке сама мысль о том, что, например, корейский или японский язык может быть “ученым” языком конфуцианства, в то время вообще не возникала. Это затрудняло доступ к высокому знанию простых людей. Поэтому книгопечатание па Западе сопровождалось усилением авторитета книги, а на Востоке — Учителя, ученого-книжника”, “последователя” и “правильного толкователя” какого-либо учения.

Различными были также судьбы науки на 3ападе и Востоке. Для гуманистов Запада и гуманитариев Востока общими были синкретизм знания и морали, постоянная обращённость к посюсторонним проблемам человеческого бытия. Однако научная мысль Запада всегда была обращена вперед, и это проявилось в ее повышенном внимании к естествознанию, фундаментальным исследованиям, а это требовало соответствующего уровня теоретического мышления.

Научной добродетелью Востока являлось углубление в древние этико-философские трактаты в поисках скрытых в них предвосхищений.

“Ученые” конфуцианцы, демонстрируя свою идейную привязанность к классическим авторитетам, постоянно вращались в кругу лишь “правильных” к ним комментариев, даже не помышляя о том, чтобы изменить не только дух, но и букву канона.

Поэтому на Востоке “наука” до приобщения её к “западному” научно-рациональному типу оставалась в рамках рецептурной, практико-технологической деятельности. Восток не знал такого логического феномена, как доказательство, там существовали лишь предписания, “что делать” и “как делать”, и знания об этом в незыблемом виде передавались из поколения в поколение. В связи с этим на Востоке так и не возник вопрос об осмыслении в рамках методологической рефлексии всего того “научного” богатства, которое было накоплено тысячелетней в ходе рецептурно-утилитарной ученой деятельности.

На Востоке наука была не столько теоретической, сколько практической, неотделимой от индивидуально-чувственного опыта ученого. Соответственно, в восточной науке было иное понимание истины, господствовал не логический, а интуитивный метод познания, что предполагало ненужность строгого понятийного языка и всякого формального знания. Естественно, что различные конфуцианские, буддистские, даоссийские, синтоистские системы знаний, воспринимались европейцами как “вненаучные”, “донаучные” или “антинаучные”.

Наука на Востоке значительно старше Западной. То, с чего начинали греки, для китайцев было пройденным этапом. Наука на Востоке носила синкретический характер не потому, что не успела выделиться в самостоятельный вид деятельности, а потому, что научное знание было не высшей целью духовного опыта, а лишь его средством.

На Востоке знали, что есть подлинная “вселенская” наука, и поэтому вполне сознательно миновали дедуктивно-теоретический этап её развития, и предвосхитили современные методологические искания в русле постмодернизма.

На Востоке доминировали не дискурсивные стили мышления и познания. Там идеи выражались не столько в понятийной, сколько художественно-образной форме, опорой которых служат интуитивные решения, непосредственные эмоции и переживания. Это придавало большую значимость интерпретации, а не трансляции накопленного мыслительного материала и социального опыта.

Существует три типа восприятия человека, которые приводят к появлению трех главных цивилизационных общностей.

Восток отвечает за сохранение и развитие чувственного или правостороннего восприятия.

Запад отвечает за развитие левостороннего, рационального разума.

Русская цивилизация отвечает за развитие и сохранение объединяющего «сердечного» мировосприятия.

Глобальный процесс развития осознания человечества образно можно представить в виде спирали. Завершив один виток, процесс через активизацию «сердечного» центра выводится на новый качественный уровень. При этом происходит смена преобладающего типа восприятия, и усвоенный тип мировосприятия из активного становится пассивным, удерживающим. Сегодня человечество находится на завершающем третьем цикле и готовится к новому переходу. Особенность нового цикла состоит в том, что в нем впервые произойдет собирание в единое целое и гармонизация доминирующих восприятий предыдущих трех периодов. То есть будет подведен некий итог.

В первом цикле массовое сознание человечества основывалось на простом сердечном неразделяющем восприятии. Все человечество выступало как одна цивилизация. Восток и Запад при этом существуют лишь в потенциале.

Во втором же цикле происходит проявление Востока. Человечество состоит из двух цивилизаций: «сердечной» и Востока. При этом Восток активен. Роль нейтрального и пассивного одновременно выполняет «сердечная», поскольку Запад еще только в потенциале.

В третьем цикле проявляется и становится активным Запад. Возникают три главные цивилизации: активный Запад, нейтральная «сердечная» и пассивный Восток. В четвертом, завершающем цикле, переходу к которому русские готовимся, должна произойти гармонизация всех основных типов мировосприятия человека с раскрытием его полного потенциала осознания.

Три основных, взаимодействуя, порождают другие, более мелкие типы восприятия, которые являются их составными частями. В этом случае главные циклы разбиваются на соответствующие подциклы. Если рассматривать русскую цивилизацию с этой точки зрения, то можно указать на качественные переходы осознания в начале 90-х годов прошлого столетия, до революции 17-го года, в середине 16-го века и т.д.

Понятия активность, нейтральность («серединность») и пассивность отражают направленность процесса роста осознания человечества и соотносятся с типом восприятия, осваиваемого им в данном цикле развития. Сегодняшний завершающийся цикл развития осознания человечества ответственен за раскрытие и усвоение людьми потенциала рационального восприятия. Поэтому в этом цикле доминируют народы с преобладанием этого типа мировосприятия. Это народы, принадлежащие к Западной цивилизации.

В данном цикле народы других двух основных цивилизаций также осваивают потенциал рационального восприятия. Но они это делают применительно к другим типам восприятия человека. русская цивилизация — применительно к «сердечному» типу восприятия, Восточная — к чувственному. Так обеспечивается единство и непрерывность развития осознания человечества. Поэтому в нынешнем рациональном цикле развития осознания единой человеческой души, Запад выступает как «рацио в квадрате».

Остальные типы мировосприятия в нем присутствуют, но не являются определяющими. русская же цивилизация осваивает рациональное восприятие применительно к «сердечному». Поэтому в нашем массовом сознании все то, что разрушает «сердечность», будет неминуемо отторгнуто.

И попытка перестройки нашей цивилизации по стандартам Западного русскиешления наглядное тому свидетельство. Чем быстрее русские осознаем свое предназначение, тем легче и гармоничнее будет происходить усвоение нами рационального потенциала мировосприятия. Облегчится и переход к следующему циклу развития человечества. Кроме того, это окажет неоценимую помощь Западу и Востоку при их переходе.

Восточная цивилизация, также осваивая в нынешнем цикле потенциал рационального мировосприятия, делает это применительно к чувственному или правостороннему восприятию. Поэтому она отторгает все рациональное, нарушающее этот тип мировосприятия. И, наоборот, как губка впитывает от нашей цивилизации все новое, что выдержало испытание на «сердечность».

Поскольку усвоение нового знания Единой Жизни всегда происходит через восприятие сердцем. Китайцы об этом хорошо знают и поэтому считают, что русские одолеваем их, они одолевают Запад, а Запад одолевает нас. Только при этом они себя считают Центром (Серединой), а нас Востоком. Однако при анализе развития осознания человечества их система координат может затруднить понимание происходящего.

Тройственность восприятия человека порождает соответствующее деление и внутри трех главных на сегодня цивилизационных общностей. Запад, в свою очередь, состоит из более мелких трех цивилизационных образований: США с Англией, Западной Европы и Восточной Европы. США с Англией, с точки зрения развития осознания, это «рацио в кубе».

Это вытекает из того, что в нынешнем рациональном цикле Запад отвечает за развитие того же типа восприятия. А США с Англией, в свою очередь, являются «рацио» Запада. Западная же Европа выступает в качестве «востока» Запада. Его условно можно назвать «чувственная часть рацио в квадрате». Она играет роль относительного пассива или удерживающего в Западном рациональном типе мировосприятия. Восточная Европа, соответственно, является «сердечной частью рацио в квадрате».

Знание особенностей устройства Запада позволяет правильно выстраивать отношения с ним и с его составляющими. Например, США с Англией воспринимают лишь сердечность, подкрепленную «железными» доводами и несокрушимой волей.

Несгибаемость заключается не в непонятном упрямстве, а в отстаивании своей безупречно логически обоснованной позиции. Видя подобное сочетание в поведении собеседника, они могут резко изменить свою агрессивную эгоистическую позицию и согласиться с доводами оппонента, или начать совместный поиск взаимоприемлемых точек соприкосновения. Нужно понимать, что их сегодняшнее массовое сознание, в силу его специфики, является самым отклоненным от состояния гармонии.

Наступающие перемены они воспринимают как обрушение всего мироздания. И поэтому пытаются его сохранить любой ценой, даже ценой возможного самоуничтожения. Это приводит к агрессивному поведению и попыткам навязывания всему миру своих стандартов русскиешления. Они искренне считают, что нормальный, с их точки зрения, человек может воспринимать мир лишь подобно им. Поэтому взаимодействуя с ними, ни в коем случае нельзя проявлять агрессивность и трусость. В соответствии с их мировосприятием, в первом случае, они всегда поднимут брошенную им перчатку, во втором же проявившего трусость и лебезящего перед ними, они будут воспринимать как недостойного к жизни.

Западная Европа открыта к сердечности, сочетающейся с несгибаемой волей, и подкрепленной доводами рассудка. То есть на них первостепенное гармонизирующее влияние оказывает сердечность и фактор воли. Их относительная пассивность проявляется в повышенном эгоистическом восприятии мира и потребности в гармонии. Поэтому выстраивая отношения с ними, прежде всего необходимы доброта, искренность и твердое намерение отстаивания своего логически обоснованного решения. Причем при обосновании решения должны быть четко обозначены их интересы.

Восточная Европа, являясь с точки зрения развития осознания «серединой» Запада, воспринимает сердечность подкрепленную волей. Для них важна не столько логика, а сердечность восприятия, желание равноправия при учете их интересов. Из-за специфики их мировосприятия они в периоды роста «сердечности» нашей цивилизации примыкают к нам, превращаясь в окраину нашей цивилизации. Когда же русские начинаем терять свою «сердечность» и связанные с ней волевые качества, они перестают воспринимать нас как близких. В этом случае они со своей повышенной, по отношению к Западу, «сердечностью» интегрируются в их цивилизацию. Западная Европа, сильно в ней нуждаются. Без них Западной Европе, в рамках Западной цивилизации, приходится одновременно выполнять роль пассива и середины.

Восточная цивилизация в нынешнем цикле развития человечества осваивает потенциал рационального разума применительно к чувственному мировосприятию. Она отвечает за развитие и сохранение этого типа восприятия и является пассивной или удерживающей по отношению к Западу. Поэтому там так развиты соответствующие техники удерживания внимания на правостороннем восприятии.

К Востоку относятся Китай, Тибет и Индия. Китайская цивилизация в рамках Востока является активной и доминирующей. Это своего рода США применительно к Востоку или «рацио чувственности». Тибетская цивилизация является нейтральной или «сердечностью чувственности», Индийская цивилизация является пассивной или «чувственностью в квадрате».

В сегодняшнем состоянии нашей цивилизации нам легче всего выстраивать отношения с Тибетом и Индией. Сложнее всего с Китаем. Однако, когда русская цивилизация начнет восстанавливать поврежденные качества «сердечности», ситуация кардинально изменится. Лучше всего у нас сотрудничество будет получаться с Китаем, вплоть до братского цивилизационного союза. Это связано с тем, что Китай, с одной стороны, как и русские, в наибольшей степени испытывает агрессивный напор Запада, прежде всего США. С другой же, он для гармонизации своей цивилизации в наибольшей степени нуждается в сердечном типе мировосприятия. Тогда они будут знать в какую сторону плыть, не допустив при этом разрыва своей цивилизации под влиянием разнонаправленных сил правой и левой стороны.

Пока русские воочию не явим Китаю свои успехи в восстановлении «сердечности», нас они будут рассматривать как чужих. И чем больше русские будем пытаться внедрять несвойственный нам тип Западного мировосприятия, тем больше будет с их стороны отторжения и неуважения.

Соответственно, в их глазах русские будем выглядеть лишь очередным комбинационным ресурсом. Без сожаления пожертвуют при первом же удобном случае. В этих условиях ни о какой роли «старшей сестры» или их «тыла» и речи быть не может. А вот при восстановлении и развитии нашей «сердечности», русские для них становимся старшим братом, бесценным сокровищем, которого они будут защищать не щадя своих жизней.

Поэтому по стратегической важности на первом месте для нас стоит Китай. Только взаимодействовать с ними нужно очень осторожно, шаг за шагом, по мере обретения нами новой «сердечности». Поэтому основой взаимодействия с Китаем являются прежде всего сердечность и искренность по отношению к ним. Рациональные интересы должны быть лишь следствием этого. Поскольку их понятие «интерес» сильно отличается от рационального Западного.

С Индией невозможно наладить цивилизационное сотрудничество, опережая союз с Китаем. Дело в том, что в рамках Востока, согласно специфике их мировосприятия, Китай с Индией противоположны и потенциально конфликтны. Поэтому попытки налаживания сотрудничества с Индией, опережая Китай, будут восприняты последним как союз против него. Это оттолкнет от нас Китай и, в свою очередь, ухудшит отношения со всем Востоком. Следовательно, нужна правильная многовекторная и пошаговая стратегия сотрудничества с Китаем и Индией.

Сотрудничество с цивилизацией Тибетского типа нам необходимо прежде всего для восстановления некоторых недостающих аспектов нашей сердечности. Тибет же, нуждается в нашей защите и покровительстве.

Сегодняшнее государственное образование под названием Россия не вмещает в себя всю территорию проживания людей нашей общности. Русская цивилизация неизмеримо шире. Некоторые территории Русской цивилизации не находятся под управлением государства Российского, а некоторые находятся даже внутри других цивилизаций. Поэтому неминуем новый добровольный объединительный процесс на основе нового гармонизирующего мировосприятия или распад. Государство Россия в новой цивилизационной парадигме не сохранится.

Троичность человеческого восприятия воспроизводится и в устройстве нашей общности. Например, у большинства русских, финно-угорских и части тюркских народов преобладает чувственное мировосприятие. С точки зрения направленности процесса роста осознания человечества это соотносится с сохраняющим или пассивным началом. Его можно назвать «чувственность сердечности при рацио».

Большинство тюркских и часть русских принадлежат к «сердечному» или гармонизирующему типу восприятия. Это как бы «сердечность в квадрате при рацио».

Активную, рациональную же часть нашей цивилизации сегодня представляют евреи. Поэтому с точки зрения массового сознания человечества это можно назвать как «рацио сердечности»

Однако, в российском трехкомпонентном устройстве, по сравнению с Западом и Востоком, существуют принципиальные отличия. В русской цивилизации нет относительного внутреннего разделения на западные, серединные и восточные народы. Как только из-за уменьшения «сердечности» подобное возникает, начинается внутренний гражданский конфликт. И требуются сверхусилия и большие жертвы для восстановления единства. Это связано с тем, что восприятие сердцем всегда является объединяющим, а не разделяющим. Поэтому общность основанная на этом типе восприятия не может состоять из полностью обособленных народов. Любое подобное разделение уничтожает русскую цивилизацию.

Разделенность может присутствовать только до тех границ, которые не уничтожают этого объединяющего эффекта. В этом заключается русская сила и, одновременно, слабость. Слабость заключается в том, что в периоды падения уровня «сердечности» русские плохо защищены от искусственного разжигания национальных и мировоззренческих противоречий. Противодействовать этому за счет силового ужесточения режима и унификации русские не можем. Это приводит к утере необходимого разнообразия в мировосприятии и разрушению нашей цивилизации.

А сила же русская заключается в уникальности преобладающего мировосприятия нашей цивилизации. Связано это с тем, что восприятие сердцем является объединяющим и позволяет одновременно задействовать право- и левостороннее мировосприятие. Даже несмотря на то, что пока этим русские не владеем в полной мере, все же определенный потенциал имеется. Поэтому русские в состоянии порождать высокоэффективные практические решения, которые парадоксальны и немыслимы для Западного или Восточного типа русскиешлений. Это то, что они называют загадкой «русской души». Понятно, что это свойственно не только русским, но и всем представителям нашей цивилизации.

Все народы русской цивилизации, так или иначе связаны с Единобожием. Даже верования тюркских народов Сибири и Севера в своей основе имеют древнее Единобожие — поклонение Тэнгрэ. Несмотря на то, что учение буддизма как бы оставляет существование Бога за скобками, Бог в их учении в неявной форме все же существует. Просто буддисты стремятся обрести состояние абсолютной растворенности в Боге не путем обращений и молитв к Нему, а посредством специальных практик развития осознания.

В сознании большинства русских, пусть даже в бессознательной форме, присутствует восприятие Бога, отсутствует явное Его отрицание.

*Предлагаемые к заключению договоры или финансовые инструменты являются высокорискованными и могут привести к потере внесенных денежных средств в полном объеме. До совершения сделок следует ознакомиться с рисками, с которыми они связаны.

Ссылка на основную публикацию