Бюрократия это

Бюрократия

Значение слова Бюрократия по Ожегову:

Бюрократия — Бюрократы Бюрократия Система управления чиновнической администрации, оторванной от народа и защищающей интересы господствующего класса

Бюрократия в Энциклопедическом словаре:

Бюрократия — (букв. — господство канцелярии — от франц. bureau — бюро,канцелярия и . кратия), первоначально — власть, влияние руководителей ичиновников аппарата правительства, в дальнейшем — обозначение слояслужащих в крупных организациях, возникших в различных сферах общества.Как необходимый элемент управления, администрации бюрократия превращаетсяв особый социальный слой, которому присущи: иерархичность, строгаярегламентация, разделение труда и ответственности в осуществленииформализованных функций, требующих специального образования. Бюрократиисвойственны тенденции к превращению в привилегированный слой, независимыйот большинства членов организации, что сопровождается нарастаниемформализма и произвола, авторитаризма и конформизма, подчинением правил изадач деятельности организации главным образом целям ее укрепления исохранения. Это находит крайнее выражение в авторитарных системах.Демократическое общество стремится выработать формы контроля и управления,направленные на преодоление или ограничение отрицательных черт бюрократии.

Значение слова Бюрократия по Бизнес словарю:

Значение слова Бюрократия по словарю Ушакова:

бюрократии, мн. нет, ж. 1. Система управления, в к-рой власть принадлежит чиновнической администрации (бюрократам) без всякого сообразования с реальными интересами масс. 2. собир. Представители этой системы управления, бюрократы. Профсоюзная бюрократия (вожди профсоюзов, оторванные от масс и пренебрегающие их интересами). 3. Чрезмерная забота о формальностях, канцелярских условностях, в ущерб сущности дела (разг. фам.). Разводить бюрократию.

Значение слова Бюрократия по словарю Брокгауза и Ефрона:

Бюрократия (от франц. bureau и греч. kratos, дословно значит: господство канцелярии) — Под этим словом разумеют то направление, которое принимает государственное управление в странах, где все дела сосредоточены в руках органов центральной правительственной власти, действующих по предписанию (начальства) и через предписание (подчиненным), затем под Б. разумеют класс лиц, резко выделенный из остального общества и состоящий из этих агентов центральной правительственной власти. Иностранный термин: бюрократический вполне соответствует русскому слову: приказный. В Западной Европе возникновение и усиление Б. шло параллельно возникновению и усилению государственной власти. Рядом с политической централизацией развивалась и централизация административная, как орудие и подспорье первой она была необходима для того, чтобы вытеснить феодальную аристократию и старые общинные власти из всех, по возможности, сфер управления и создать особый класс должностных лиц, непосредственно и исключительно подчиненных влияниям центральной власти. С упадком и вырождением местных корпораций, союзов и сословий появились новые задачи управления, круг деятельности государственной власти расширялся непрерывно, пока не сложилось так называемое полицейское государство (XVII-XVIII столетия), в котором все отправления жизни духовной и материальной одинаково подчинялись опеке государственной власти. В полицейском государстве Б. достигает высшего развития, и здесь же с наибольшей отчетливостью выступают ее невыгодные черты — черты, которые она сохранила и в XIX веке в странах, управление которых по-прежнему построено на началах централизации. При таком характере управления правительственные органы не в состоянии совладать с обширным материалом и обыкновенно впадают в формализм. Благодаря своей значительной численности и сознанию своего могущества, чиновничество принимает особое исключительное положение: оно чувствует себя руководящим центром всей общественной жизни и образует особую касту вне народа. В общем, дают себя чувствовать три невыгоды подобного административного строя: 1) общественные дела, требующие вмешательства государства, ведутся чаще дурно, чем хорошо, 2) управляемые должны терпеть вмешательство власти в такие отношения, где в этом нет надобности, 3) соприкосновение с органами власти редко обходится без того, чтобы не страдало личное достоинство обывателя. Совокупностью этих трех невыгод и отличается то направление государственного управления, которое обыкновенно характеризуется одним словом: бюрократия. Средоточием ее являются обыкновенно органы полицейской власти, но там, где она укоренилась, она распространяет свое влияние на все чиновничество, на власть судебную и законодательную. Ведение всякого сложного дела в жизни, частной ли, или общественной, неизбежно требует соблюдения известных форм. С расширением преследуемых задач эти формы умножаются и "многописание" современного управления является неизбежным спутником развития и усложнения государственной жизни. Но тем именно отличается Б. от здорового строя властиАдми. «>администрации, что при последнем форма соблюдается ради дела и в случае нужды приносится в жертву делу, тогда как Б. соблюдает форму ради нее самой и ей приносит в жертву существо дела. Подчиненные органы власти видят свою задачу не в том, чтобы с пользой действовать в указанных ей пределах, а в том, чтобы исполнять требования, предъявляемые свыше, т. е. отписаться, выполнить ряд предписанных формальностей и тем удовлетворить высшее начальство. Административная деятельность сводится к письмоводству, вместо фактического исполнения довольствуются написанием бумаги. А так как бумажное исполнение никогда не встречает препятствий, то высшее правительство привыкает ставить своим местным органам требования, фактически невыполнимые. В результате получается полный разлад между бумагой и действительностью. Вторая отличительная черта Б. заключается в отчужденности чиновничества от остального населения, в его кастовой исключительности. Государство берет своих служащих из всех сословий, в одной и той же коллегии оно соединяет сыновей дворянских родов, городских обывателей и крестьян, но они все чувствуют себя равно отчужденными от всех сословий. Им чуждо сознание общего блага, они не разделяют жизненных задач какого-либо из сословий или классов в отдельности. Как участник реальной власти, которую государство распространяет на всех без изъятия, чиновник претендует на положение исключительное в сравнении с населением. Но так как именно в бюрократическом государстве притязание это не находит себе достаточной опоры ни в выдающемся образовании, ни в политическом такте, ни в общественных заслугах чиновников, то оно и не принимает тех достойных форм, которые присущи истинному превосходству, умственному и нравственному. В отношениях служебных царит суровое обращение со средними классами и грубое — с низшими, в отношениях общественных замечается или полная отчужденность, или презрительное снисхождение к робкому обывателю. Бюрократ — плохой член общины, общинные связи ему кажутся унизительными, подчинение общинным властям для него невыносимо. Он вообще не имеет сограждан, потому что не чувствует себя ни членом общины, ни гражданином государства. Эти проявления кастового духа бюрократии, от которого вполне отрешиться могут лишь натуры исключительные, глубоко и гибельно влияют на отношения массы населения к государству. Когда масса видит представителя государства лишь в лице чиновничества, которое чуждается ее и ставит себя на какую-то недосягаемую высоту, когда всякое соприкосновение с органами государства грозит лишь неприятностями и стеснениями, тогда и само государство становится для массы чем-то чуждым или даже враждебным. Сознание своей принадлежности государству, сознание, что составляешь живую часть великого организма, способность и стремление к самопожертвованию, одним словом, чувство государственности слабеет. Но ведь, между тем, именно это чувство делает государство сильным в дни мира и устойчивым в минуты опасности. Существование Б. не связано с определенной формой правления, оно возможно в государствах республиканских и монархических, в монархиях неограниченных и конституционных. Побороть Б. крайне трудно. Новые учреждения, если только они вводятся в жизнь под покровом Б., немедленно проникаются ее духом. Даже конституционные гарантии здесь бессильны, ибо никакое конституционное собрание само не управляет, не может даже давать управлению устойчивое направление. Во Франции бюрократические формы управления и административная централизация получили даже новую силу именно после переворотов, создавших новый порядок вещей. Провозглашение начала народного самодержавия не только не привело к развитию учреждений местных, но разрушило остатки старых союзов, усилило значение центральной власти, как органа "народной воли". Формы правления менялись, одно правительство сменяло другое, но характер управления оставался все тот же бюрократический, и это до самого последнего времени, когда законодательство Третьей республики сделало несколько шагов в другом направлений. В Пруссии постепенное преобразование местного управления на началах децентрализации и самоуправления началось лишь четверть века спустя после событий 1848 г. Децентрализация и самоуправление единственные средства к ослаблению Б.: они суживают район ее деятельности и поражают ее кастовый дух. Родоначальником Б. в России часто считают Петра I, а ее утвердителем и окончательным организатором — графа Сперанского. На самом деле уже одно "собирание Русской земли" необходимо требовало централизации в управлении, — а централизация порождает бюрократию. Только исторические основы русской Б. — иные в сравнении с бюрократиями западноевропейскими. На Западе (за исключением Англии и Швейцарии) чиновничество сыграло видную историческую роль: оно соединило в одних руках раздробленную верховную власть и служило сплочению национальностей и государств. Б. набиралась там из среднего класса, заключившего в свое время союз с королевской властью для низложения феодализма. Французский легист (см. это слово) был человек "худородный", враждебно относившийся к гордой провинциальной аристократии, которую он должен был обессилить. Не то было в России: наше дворянство вышло из среды бюрократии и было сословием по преимуществу служилым. Проследить влияние кровной связи между дворянством и чиновничеством на характер управления возможно лишь при изложении истории местного управления в России. Литература. Fr. Rohmer, "Deutschlands alte und neue Bureaukratie" (Мюнхен, 1848), Ржевский, "Взгляд на теорию бюрократической администрации" ("Русский Вестник", 1860, октябрь), А. Градовский, "Системы местного управления на западе Европы и в России" ("Сборник государственных знаний" В. Безобразова, т. V и VI, СПб., 1877—78). А. Я.

Определение слова «Бюрократия» по БСЭ:

Бюрократия (буквально — господство канцелярии, от франц. bureau — бюро, канцелярия и греч. krбtos — сила, власть, господство)

специфическая форма социальных организаций в обществе (политических, экономических, идеологических и др.), существо которой заключается, во-первых, в отрыве центров исполнительной власти от воли и решений большинства членов этой организации, во-вторых, в главенстве формы над содержанием деятельности этой организации, в-третьих, в подчинении правил и задач функционирования организации целям её сохранения и укрепления. Б. присуща обществу, построенному на социальном неравенстве и эксплуатации, когда власть сосредоточивается в руках той или иной узкой правящей группы. Коренным признаком Б. является существование и рост слоя бюрократов — привилегированной и оторванной от народа чиновничье-административной касты.

Формы Б. менялись на протяжении истории в связи со сменой эксплуататорских общественно-экономических формаций. Её зачатки возникают в связи с обособлением сферы государственного управления в рабовладельческих государствах Древнего Востока. Наиболее развитой Б. в этот период была система власти в Китае. Сложные бюрократические системы управления существовали в Римской империи и Византии. В средние века в феодальных государствах Западной Европы бюрократический аппарат имели королевская власть и церковь во главе с папской курией. Усиление королевской власти и абсолютизма сопровождалось ростом Б.

С развитием капитализма и приходом к государственной власти буржуазии бюрократический режим утверждается в сфере политической жизни. Огромное влияние на степень бюрократизации политической жизни в отдельных странах имели социально-политические традиции: формирование централизованных феодальных государств и абсолютизм служили исторической базой для формирования буржуазно бюрократической машины государственной власти. Так было в 19 в. в Европе, в отличие, например, от США, где буржуазно-демократические порядки возникли в

«чистом» виде и некоторое время препятствовали всестороннему развитию Б. в политической жизни страны.

Если в докапиталистических формациях Б. существовала прежде всего как форма политической организации, то в период господства капиталистических отношений она становится также формой организации экономической жизни. Переход от эпохи свободной конкуренции к монополистическому капитализму привёл к возникновению Б. и в области экономики. С развитием государственно-монополистического капитализма Б. превратилась в универсальную форму социальной буржуазной организации, начиная с монополий и кончая различного рода добровольными организациями.

В России Б. развивалась в тесной связи с централизацией государства и ростом аппарата самодержавия, превратившись в 18-19 вв. в военно-полицейскую государственную машину, душившую революционное движение рабочего класса и крестьянства.

Б. не тождественна организации и организованности вообще. В 20 в. в развитых индустриальных странах отмечается значительный рост организованности во всех сферах жизни. В экономической области это выразилось в возникновении огромных производственных комплексов и централизации управления ими, в политической — в формировании политических партий, в области культуры — в возникновении централизованной сети средств массовой коммуникации и т.д. Объективный ход социально-экономического развития в 20 в. приводит к выработке общих принципов работы социальных организаций, которые включают чёткую структуру управления, иерархию должностей и постов, строгое разделение функций, правила информации руководства на различных ступенях, дисциплину. Все эти правила необходимы для работы организации и сами по себе ещё не означают Б. Бюрократия — это независимость аппарата власти от исполнителей, подавление инициативы отдельных частей организации. Условия бюрократической организации формируют специфический тип личности, главными психологическими и моральными чертами которой являются политический, идейный и моральный Конформизм, ориентация на выполнение формальных обязанностей, стандартизация потребностей и интересов. Б. представляет собой определённое вырождение социальной организации.

Впервые научное понимание природы и существа Б. дал К. Маркс. В работе «К критике гегелевской философии права» Маркс показал, что Б. заключается прежде всего в потере организацией содержательной цели своей деятельности, в подчинении правил её функционирования, деловых принципов задаче сохранения и укрепления её как таковой.

«Бюрократия, — писал К. Маркс,- должна. защищать мнимую всеобщность особого интереса, корпоративный дух, чтобы спасти мнимую особенность всеобщего интереса, свой собственный дух» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 1, с. 270). В основе Б. лежит стремление верхов подчинить работу организации сохранению и укреплению своего господства. Именно отсюда Маркс выводил такие черты Б., как формализм, бездушие, крючкотворство, бюрократический произвол. Как писал К. Маркс, бюрократия

«. вынуждена. выдавать формальное за содержание, а содержание — за нечто формальное. Государственные задачи превращаются в канцелярские задачи, или канцелярские задачи — в государственные» (там же, с. 271). Строгие правила и жёсткие предписания в Б. уживаются с возможностью принимать волюнтаристские решения, что особенно ярко демонстрирует практика работы полицейско-бюрократических машин.

К. Маркс впервые в истории вскрыл классовые основы Б. как формы политической жизни, в работе «Восемнадцатое Брюмера Луи Бонапарта» он сформулировал задачу слома бюрократической буржуазной машины как первое условие победы социалистической революции. В. И. Ленин в работе

«Государство и революция», говоря о тенденции превращения чиновничьего аппарата в условиях капитализма «. в бюрократов, т. е. в оторванных от масс, в стоящих над массами, привилегированных лиц» (Полн. собр. соч., 5 изд., т. 33, с. 115), разработал принципы ликвидации Б. в ходе победоносной социалистической революции путём последовательной передачи функций по управлению обществом широким массам.

Явление Б. привлекает особое внимание буржуазных учёных с начала 20 в., когда рост бюрократических организаций принял огромный размах. Основы немарксистских социологических концепций Б. были заложены в работах немецкого социолога М. Вебера, который рассматривал Б. как

«естественную» и «необходимую» форму всякой социальной организации. Сам термин «Б.» приобрёл у Вебера позитивный характер и относился к организации вообще. В таком же смысле он употребляется во многих немарксистских социологических работах. Безличность, рациональность, строжайшую регламентированность, ограниченность ответственности Вебер считал

«идеалом» всякой организации. В капиталистических странах идеи Вебера нашли применение в системе управления коллективами в рамках политики «научного руководства» (особенно в США). С усложнением организаций, ростом квалифицированности работников и умножением числа обслуживающего и инженерно-технического персонала концепция, делающая акцент на безличном характере отношений людей, была дополнена концепцией

«человеческих отношений», согласно которой эффективность работы связывается с морально-психологическим климатом, господствующим в организации, личными отношениями, настроениями, симпатиями и антипатиями членов организации. В качестве противоядия против

«бюрократизма» выдвигается программа улучшения личных отношений людей. Концепция «человеческих отношений» не учитывает, что упорядочение и «очеловечение» отношений не уничтожает присущего буржуазной организации антидемократизма управления и тем самым не спасает её от превращения в Б.

Б. современного буржуазного общества и защищающие её концепции вызывают резкую критику как со стороны марксистов, так и со стороны прогрессивно настроенных учёных в буржуазных странах. Процессы роста отчуждения во всех сферах жизни буржуазного общества, атмосфера конформизма и беспринципности являются непосредственным итогом развития Б.

Великая Октябрьская социалистическая революция в России разрушила старую полицейско-бюрократическую машину и положила начало качественно новому типу социальной организации. В. И. Ленин в своих работах заложил основы теории социалистической организации, показав, что социализм создаёт предпосылки для ликвидации бюрократизма.

В качестве одной из основных задач по созданию демократического аппарата власти В. И. Ленин выдвинул задачу изгнать из государственного аппарата «. все следы излишеств, которых в нем осталось так много от царской России, от ее бюрократическо-капиталистического аппарата»

(там же, т. 45, с. 405). Борьбу с бюрократизмом В. И. Ленин рассматривал не только как борьбу с пережитками старого социального строя, но и как предупреждение бюрократических извращений, возможных в условиях социализма в результате нарушения норм социалистической демократии. Главным орудием предотвращения бюрократического стиля руководства в условиях социализма В. И. Ленин считал всестороннее развитие внутрипартийной, государственной и хозяйственной демократии в рамках осуществления принципа демократического централизма. В условиях социализма общество вырабатывает не только принципиально иной, в отличие от буржуазного, тип социальной организации, но постоянно с помощью критики и самокритики осуществляет контроль за соблюдением норм демократического централизма. Развивая и расширяя сеть организаций (экономических, политических, культурно-просветительские и др.), укрепляя централизм и единоначалие, борясь за дисциплину и ответственность в выполнении своих обязанностей каждым членом организации, социалистическое общество одновременно расширяет возможности для привлечения масс к управлению обществ. жизнью и отдельными организациями.

Лит.: Маркс К., К критике гегелевской философии права, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 1, его же, Восемнадцатое Брюмера Луи Бонапарта, там же, т. 8, Ленин В. И., Заключительное слово по докладу о партийной программе 19 марта. [VIII съезд РКП (б) 18-23 марта 1919 г.], Полн. собр. соч., 5 изд., т. 38, его же. Странички из дневника. 2 января 1923 г., там же, т. 45, Замошкин Ю. А., Кризис буржуазного индивидуализма и личность, М., 1966, его же. Идейно-теоретические дискуссии вокруг проблемы бюрократии,

«Вопросы философии», 1970, № 11, Миллс P., Властвующая элита, пер. с англ., М., 1959, Weber М., The theory of social and economic organization, L.- N. Y., 1947: Merton R. [a. o.] (eds), Reader in bureaucracy, Glencoe, 1952, Simon Н. A., Administrative behavior, N. Y., 1957, Parsons Т., Structure and process in modern societies, Glencoe, 1960, Etzioni A., A comparative analysis of complex organizations, N. Y., 1961, Blau P. М., Bureaucracy in modern society, N. Y., 1961.

*Предлагаемые к заключению договоры или финансовые инструменты являются высокорискованными и могут привести к потере внесенных денежных средств в полном объеме. До совершения сделок следует ознакомиться с рисками, с которыми они связаны.

Ссылка на основную публикацию